wordpress themes.

Г.Хорн: Беседа с родителями и сбор анамнеза

продолжение статьи. Начало смотри тут

2. Общая воспитательно-консультативная беседа с родителями

Сегодня многие родители уже знают, что различные нарушения в развитии их детей вызваны ошибками в воспитании. Некоторые родители не уверены, правильно ли они воспитывают детей, и приходят к психологу для профилактики. При этом о существовании каких бы то ни было серьезных проблем они не заявляют. Таким образом уже на первой встрече часто становится ясно, что не имеет смысла проводить занимающий много времени сбор анамнеза или другие диагностические обследования ребенка. Вместо этого в большинстве случаев бывает достаточно провести одну или несколько воспитательно-консультативных бесед. При этом речь, прежде всего, идет о тех вопросах, которые возникают у родителей в связи с воспитанием ребенка. Иногда психолог дает некоторые практические рекомендации (например, о планировании распорядка дня в семье), помогает организовать дополнительные занятия с ребенком в школе или рекомендует родителям записаться на специальные курсы для родителей.

 3. Сбор анамнеза

За психологической помощью обращаются в основном люди, у которых есть для этого серьезные основания. Чтобы правильно работать с обычными для таких случаев тяжелыми проблемами, нужен специалист, обладающий высокой квалификацией, так как сбор анамнеза и проведение консультаций с родителями значительно отличаются от обычной психологической работы со взрослыми пациентами.

Родители нередко переносят на своих детей как собственные несбывшиеся надежды, так и свои проблемы, словно нагружая их своеобразным «приданым» на всю последующую жизнь. Родителям кажется, что дети добьются тех целей, которых не добились они. Поэтому нередко за просьбой родителей разобраться в проблемах ребенка стоит подлинная – часто не до конца осознаваемая – потребность получить консультацию по поводу своих проблем. Однако в действительности складывается впечатление, что родители стремятся только передать детей психотерапевту, чтобы тот их «исправил», а им самим разговаривать с ним не о чем.

В отличие от «обычного» консультирования взрослых в центре внимания при консультировании родителей всегда находится развитие ребенка. Это означает, что родителям самим нужна психологическая помощь, чтобы синхронно с развитием ребенка они могли также параллельно развиваться и сами. Например, маме необходима поддержка, чтобы из «матери маленького ребенка» она смогла развиться в «мать ребенка школьного возраста».

Особенно важно при консультировании родителей обращать внимание на чувство ревности, которое иногда возникает у них к психотерапевту. В то же время на такой основе не следует строить отношения между родителями и психотерапевтом, потому что это пагубно скажется на его взаимоотношениях с ребенком. Тем самым перед нами встает очень важный вопрос: должен ли один и тот же психотерапевт консультировать родителей и работать с ребенком? Возможны оба варианта. И то и другое имеет как свои преимущества, так и свои недостатки. При этом необходимо учитывать не только теоретические соображения, но и особенности собственной личности и своего предшествующего опыта. Так как собственные установки психотерапевта определяются независимо от теоретических знаний также и его предшествующим субъективным опытом, мне хотелось бы вначале рассказать о том, что я делаю в таких ситуациях.

В большинстве случаев я не только провожу психотерапию с ребенком, но и одновременно приглашаю для консультаций родителей. Наилучших результатов я добиваюсь (это видно, когда я потом анализирую свою работу), если родители приходят на консультации все же не слишком часто. Так, практически на протяжении всего времени моей работы я еженедельно веду группы для матерей, куда по возможности приходят матери, дети которых проходят у меня индивидуальную психотерапию. Когда спустя уже достаточно долгое время я сравниваю развитие детей, проходивших у меня психотерапию, я прихожу к выводу, что меня больше радуют результаты психотерапевтической работы с детьми, с матерями (или с родителями) которых я встречался только с большими промежутками времени. При этом матери были и по большей мере до сих пор остаются мне благодарны за ту поддержку, которую они получали от меня во время этих встреч. Однако в развитии детей, которые параллельно с этим проходили у меня психотерапию, не вижу тех позитивных результатов, которых я ожидал. В целом я не могу отметить столь позитивного развития у детей, матерям которых было настолько плохо, что они искали более частых встреч (например, одна консультация в две недели), по сравнению с другими детьми, с матерями которых я проводил консультации реже. Это не результат анализа лишь отдельных случаев. К этим выводам я пришел на основании обобщения всего опыта моей работы как психотерапевта и консультанта.

Но не только «слишком много» консультативных встреч с родителями кажутся мне проблематичным. Я скептически отношусь также и к принятой в классическом психоанализе практике разделения работы с ребенком и с родителями, особенно если я думаю о своих собственных детях. Если предположить, что им была бы нужна психотерапия, то я во всяком случае по меньшей мере попытался бы каким-то образом поговорить с психотерапевтом. Для меня как родителя было бы неприемлемо отправить ребенка к какому-то специалисту, которого я сам лично не знаю и которого я не имел возможности выбрать сам. Эту естественную и, как мне кажется, нормальную и здоровую потребность родителей необходимо учитывать, работая с ребенком. Позиция классического психоанализа напоминает отчасти порядок в детских больницах прежних лет, когда частые посещения родителей, в основном, были ограничены.

В то же время все эти годы у меня постоянно проходили психотерапию дети, с родителями которых я по разным причинам не мог параллельно проводить консультации. И в этом случае я не был доволен результатами психотерапии. Часто детям не хотелось приходить на психотерапевтические занятия. В отличие от них как правило охотно приходили дети тех родителей, которые стремились хотя бы изредка по возможности переговорить со мной и которые ценили такие встречи.

Сочетание одним специалистом сбора анамнеза и проведения сопровождающих психотерапию консультаций родителей определяется позицией учреждения. В результате психотерапия начинается с различных стартовых условий. В консультативных психологических центрах первичное диагностическое обследование с проведением соответствующих тестов и сбором анамнеза обычно проводится другими специалистами, чем сама психотерапия. В рамках частной практики диагностическое обследование и психотерапия чаще проводятся одним и тем же специалистом. В последнем случае сбор анамнеза, с психодинамической точки зрения, уже можно считать первой консультативной встречей с родителями. При разделении диагностики и психотерапии важно, чтобы проводящий сбор анамнеза специалист был более осторожен и сдержан в плане формирования позитивного переноса у родителей, дабы не осложнять последующую передачу функции консультирования другому коллеге.

Перед нами встает дилемма, как лучше работать с ребенком. С одной стороны, по теоретическим соображениям, выбор психотерапевта должен определяться потребностями ребенка и учитывать выбор подходящей психотерапевтической методики. С другой стороны, я постоянно сталкиваюсь с тем, сколь большое значение имеет привязанность ребенка к определенному психотерапевту. Сам я придерживаюсь мнения, что стабильная связь с психотерапевтом в большинстве случаев более важна для ребенка, чем возможная смена психотерапевтов, обусловленная требованиями определенного метода психотерапии.

Для формирования доверительных отношений между родителями и психотерапевтом важно, кто из занятых в учреждении специалистов возьмет на себя работу с семьей. Особенно это касается крупных консультационно-психологических центров. Казалось бы, что, с профессиональной точки зрения, лучше, чтобы сложными проблемами ребенка занимались несколько специалистов или даже группа сотрудников. Однако многие родители чувствуют себя при этом скорее неуверенно, чем это могло бы их успокоить. Большинство людей хотели бы больше доверительности и «интимности» в отношении с одним постоянным специалистом, а не анонимных встреч с неизвестной группой сотрудников.

Что должно входить в сбор анамнеза?

Для освоения техники сбора анамнеза необходимо пройти соответствующее обучение на специальных семинарах. Сбор анамнеза для взрослых пациентов описывается в книгах Аннемарии Дюрссен «Биографический анамнез» (1) и Петера Остена «Анамнез в психотерапии. Интегративная концепция» (2). К сожалению, хорошие учебные пособия по сбору анамнеза в работе с детьми и их родителями мне не известны.

Многие психотерапевты используют анкеты, которые они просят заполнить родителей. Анкеты, которые можно купить в Германии, как правило, очень подробные, даже, как мне кажется, слишком подробные. Из-за этого они настолько объемные, в них так много страниц, что я даже не решаюсь предложить эти анкеты обратившимся ко мне родителям. К тому же в этих анкетах иногда уже с самого начала задается вопрос о дисгармонии в семье, что я считаю не правильным. Отношения в семье нужно, как мне кажется, обсуждать только при личной встрече. А когда знаешь, как часто людям бывает неприятно заполнять различные формуляры, то понимаешь, что не стоит обременять родителей возиться со столь объемными анкетами.

В 1970 г. я разработал анкету, которая нашла широкое распространение в Германии. В основу ее легли следующие принципы: заполнять нужно только две стандартные страницы Din-A4; в основном достаточно отметить свой ответ крестиком; анкета ограничивается только вопросами о ребенке и преднамеренно не затрагивает отношения в семье.

В анамнезе необходимо учитывать следующие моменты:

  •  – причины обращения к детскому психотерапевту;
  •  – особенности в состоянии ребенка к моменту исследования;
  •  – с какой частотой и интенсивностью проявляются симптомы;
  •  – насколько долго уже существуют эти симптомы;
  •  – есть ли у родителей свое объяснение по этому поводу;
  •  – обращались ли прежде родители по поводу этих проблем к другим специалистам;
  •  – кто направил родителей с ребенком на исследование;
  •  – с какими ожиданиями пришли родители;
  •  – в каких условиях живет сейчас ребенок и какая ситуация в семье;
  •  – биография ребенка, начиная со времени беременности матери;
  •  – экономическое и социальное положение семьи;
  •  – отношения внутри семьи;
  •  – какой опыт есть у родителей из их собственного детства;
  •  – кто кроме родителей еще принимает участие в воспитании ребенка.

Проводя первую встречу по сбору анамнеза, необходимо все же учитывать два правила:

  • 1. В большинстве случаев сбор анамнеза не должен заканчиваться после первой встречи; напротив, многие важные факты, существенно дополняющие анамнез, становятся известными только после установления хороших доверительных отношений между родителями и психотерапевтом.
  • 2. Психотерапия начинается не с началом психотерапевтических занятий после установки диагноза, а уже при сборе анамнеза (особенно, когда диагностику и психотерапию проводит один и тот же специалист).

При сборе анамнеза важно не только выяснять конкретные факты, но и с самого начала мотивировать родителей к сотрудничеству. Не следует откладывать привлечение помощи родителей, которые с самого начала должны по возможности чувствовать, что их не только «опрашивают», но и что для них это может быть полезным: они получат компетентную консультацию, смогут по-новому взглянуть на происходящее в семье. Когда этого не происходит, родители часто остаются недовольны. Например, от других коллег мне уже не раз приходилось слышать, что родители так критически отзывались о встрече с психотерапевтом: «Мы уже пять раз были у него, а он только молча сидел, так ничего и не сказав, что с нашим ребенком и что нам с ним делать.»

Родители должны почувствовать, что их поняли. Поэтому при сборе анамнеза психотерапевту следует обязательно сказать родителям:

 – «… хорошо, что Вы пришли, чтобы таким образом что-то сделать для Вашего ребенка»;

 – «…я понимаю Ваше беспокойство (или раздражение) по поводу Вашего ребенка» (т. е. при определенных условиях нужно дать четко понять родителям, что их самих в чем-то тоже можно рассматривать как «пациентов»);

 – и лишь в третью очередь – но скорее всего уже во время первой встречи – нужно дать родителям общие указания относительно того, что делать с ребенком (конечно, учитывая, что окончательное заключение и рекомендации можно будет дать только после полного установления диагноза).

В целом для проведения первых встреч по сбору анамнеза можно дать следующие советы:

1) положительное подкрепление должно иметь приоритет по отношению к критике негативного, необходимо хвалить родителей и поддерживать то, что они делают хорошо;

2) важны совместные игры детей и родителей;

3) следует подчеркивать необходимость участия отца в воспитании ребенка, чтобы он тоже чем-то с ним занимался;

4) важен стабильный распорядок дня;

5) необходимо приводить примеры, как справляться со своей агрессией.

 продолжение тут

Категория: Статьи Г.Хорна
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.