wordpress themes.

Интервью в Игре и Дети

imageДевиз этого красочного журнала, главным редактором которого является Мария Ганькина, такой: если хоть ненадолго забыть о том, что “должен” знать, уметь и понимать малыш, и с головой окунуться в “чудачество” и “дурачество” – мы не только поймём, как и чем живёт ребёнок, но и поможем ему максимально раскрыться в своём природном потенциале. Никаких теоретических рассуждений от “светил науки”, а только “репортажи с места событий”, дневниковые записи по следам прожитого с детьми опыта в совместной игре.

По вопросу приобретения печатных версий обращайтесь к Елене Леоновой (495) 345-52-00 no.podpiska@yandex.ru

 

 

image

image

 

Социальные игры Гюнтера Хорна – это уникальные психологические игры с элементами социального взаимодействия, придуманные детским психотерапевтом из Германии Г.Хорном. Самая известная из этих игр – «Лепешка» («Planaba» в немецком варианте). Также широкое распространение получила “Психологическая игра Гюнтера Хорна для всей семьи”. Обе эти игры еще с 1996 года переводились и адаптировались их официальными соавторами – Яковом Леонидовичем Обуховым-Козаровицким и Елизаветой Хеллингер (Трофимовой).
Читайте интервью с Елизаветой Хеллингер. Елизавета Хеллингер – аналитический психолог, детский и подростковый психотерапевт, обучающий психотерапевт МОКПО, официальный представитель в России социальных игр Г. Хорна, является автором и ведущей семинаров и вебинаров “Социальные игры Хорна”.

«Лепёшка» начинается с того, что каждый лепит свою игровую фишку – зверюшку из пластилина. Стартуют фигурки «в хлеву». Задача – стать Человеком и дойти до «неба людей». По ходу движения фигурки занимают свои и чужие поля и выясняют отношения. Результатом выяснения вполне может стать превращение в «лепёшку», которое, как мне показалось, зачастую даже провоцируется ведущим. У многих наблюдавших игру взрослых такая жестокость вызвала непонимание, им то и дело хотелось одернуть детей с восторгом принявших «звериные правила». Долгое время и я справлялась с впечатлениями – ведь у нас принято учить ребенка быть добрым, уступчивым, принимать всех в свой «Теремок» и не прослыть «Тетей Кошкой» – а тут предлагается отстаивать свои границы да еще и чужие фигурки ломать ? Несмотря на шок, отзыв о детях, принимавших участие в игре (это были дети неблагополучной категории) от сопровождавшего их работника социальной службы были позитивными: “Я их не узнала. Мальчик был инициативен, он обычно вообще молчит. И девочка проявилась с неожиданной стороны. Чувствовалось, что ей давно требовалось все это выпустить в игровой форме …”.
– Елизавета, расскажите немного о Гюнтере Хорне (аналитический детский психотерапевт и создатель направления символдрамы для детей и подростков) и его заслугах.
– Заслуга Гюнтера Хорна, на мой взгляд, в том, что он показывает нам: неважно чем вы занимаетесь вместе с ребенком – играете с ним в футбол или в социальные игры, главное, чтобы вы умели считывать символический смысл того, что ребенок доносит. Как для тонко чувствующего человека, игра была для него средством установления отношений, важным в том числе и для его студентов. На своих семинарах в Карлсруэ он с удовольствием делится своими наработками в области установления отношений – не только с помощью образов, но и главным образом с помощью игр. Гюнтер Хорн любит говорить, что игра – это хлеб, тогда как психотерапия – таблетка. Игра помогает и выразить себя и отдохнуть, расслабиться. Помимо того, что каждая из игр выполняет свою локальную задачу – «Лепешка» помогает выразить агрессию социально приемлемым способом, «Псикреты» – называть свои проблемы словами и разрешать их, (там даже на обложке у игр череп, напоминающий о «скелетах в шкафу») – но самая главная задача в том, чтобы ребенок мог выразить себя естественным образом и проективно показать свою картину мира. Я не знаю другой игры, кроме «Лепешки», где ребенок сам делал бы свою фишку. Какой цвет пластилина он выбирает, какую фигурку он лепит, какие фантазии он проецирует на других «животных» – это и есть его картина мира и психолог может установить с ребенком на его поле такую реально-фантазийную связь. Не выбрать из имеющихся образов, а именно создать самому – это дорогого стоит. Это что-то очень хрупкое, очень уязвимое – и то, что ты можешь поддержать в ребенке – чем меня эта игра и покорила. Это настраивает на очень тонкий уровень взаимопонимания, который невозможен в других играх.
– Насколько важна консультация со специалистом ? Какие могут возникнуть недоразумения, если купить игру в магазине и начать пользоваться по инструкции ?
– В принципе, инструкции должно хватить. Но «Лепешка» – это более игра для группы сверстников. Конечно, братьям и сестрам, детям и родителям в нее играть не возбраняется. Но если родители не смогут оставить позицию «взрослого», а будут играть, скажем так, директивно – пользы игра не принесет. Ребенку будет просто неприятно в нее играть. Тут надо самому стать ребенком. Когда мы играем семьей, я предлагаю взрослым стать «Аней» или «Петей» и договориться со своими детьми, какой у них сейчас возраст.
– В «Лепешке» загадочные правила – фишку-животное для старта ты лепишь сам, а «Человека» из тебя может сделать только кто-то другой. Почему так ?
– «Лепёшка» – это игра про взаимодействие, установление контакта и еще про границы. В «Лепешке» важен сам этап трансформации. Вначале ребенок лепит животное и ведет себя спонтанно, реагирует непосредственно и ему позволено все, что позволено животному. Разрешить «сделать из себя человека» это уже не про бытие ребеночком, а про контакт с другими, про ощущение себя как социального существа.
– А почему все-таки так нужен и так важен этот «агрессивный» этап (от которого в шоке многие родители) ?
– Одна из внешних целей этой игры – как раз социально приемлемое выражение агрессии. Ребенок учится нападать, извиняться и отстаивать свои границы. Агрессия – это нормальное чувство, регулятор дистанции в коллективе. У детей агрессивность в принципе равна активности. Задача ведущего – помогать детям выдерживать агрессию по отношению к себе, справляться с ней. Для этого в первую очередь надо самому уметь справляться с агрессией. Мы принимаем агрессию: «Ух ты, как ты залепешил эту фигурку, наверное, здорово она тебе насолила, что ты так с ней разделался». Ребенка, по отношению к которому агрессия была проявлена поддерживаем тем, что буквально через несколько ходов у него будет возможность восстановить свою фигурку и сделать ее лучше прежней.
– Я не увидела четкой границы перехода от «животных» к «человеческим» отношениям в игре ? А кто-то вообще не хочет становиться человеком … это о чем-то говорит ?
– Да, о том, что ему надо побыть подольше со своими инстинктами. Мы не запрещаем ребенку проявлять агрессию в принципе никогда. Вот когда он сам захочет договариваться, вступать в коалиции – значит, пришло его время. И еще это про уровень развития самой группы. Люди встречаются, пробуют границы друг друга, начинают проявлять агрессию, приступают к выяснению позиций, узнавая это и о других «животных». Они должны хорошенько «провариться» в этом «животном соку», прежде чем говорить о том, чтобы выигрывать и превращаться в человека.
– Можете привести конкретный пример как игра привела к изменению стратегии поведения в реальной жизни ?
– У меня в группе был мальчик, который оказался самым хрупким, несмотря на то, что был самый высокий и сильный. Но когда он играл, он был наиболее эмоционально уязвим. И каждый раз, когда другой участник пусть даже только хотел превратить его в «лепешку», он начинал плакать и защищать свою фигурку. Это было признаком отсутствия веры в себя, в то, что он сможет себя пересилить. После нескольких игр он мало что перестал плакать – он стал лепить самые красивые фигурки без страха, что их превратят в плюхи. И это он перенес на свою жизнь. Если он с кем-то ссорился, он верил, что у него хватит сил с этим человеком помириться. Если раньше, когда он делал домашнее задание и у него что-то не получалось, – рассказывает его мама, – он бросал тетрадь, вырывал листы, то после курса он стал более собранным и целеустремленным, эмоционально устойчивым.
– Какими могут быть рекомендации ведущего ?
– Я думаю, это рекомендации относительно того, в какие еще игры было бы неплохо поиграть дома. Вообще для ведущего желательно владеть «пулом» игр, в которые он сам обожает играть и менять их время от времени в рамках цикла, задачу которого он определяет сам со своей группой.
– Расскажи о циклах игр «по запросу» ?
– Игра сама по себе полимодальна. Для кого-то она будет являться показателем уровня отношений в коллективе, для кого-то станет вызовом к сепарации, а для кого-то – к установлению иных границ. В любом случае каждый найдет свои смыслы. Тем не менее, я бы рекомендовала все-таки цикл от полугода до года раз в неделю составом 7 + – 2. Поскольку целью мы ставим улучшение личностных отношений, улучшение фрустрационной толерантности, гармонизацию эмоционально-волевой сферы, то стабильный результат по этим коммуникативным компетенциям для группы может быть «отложенным». В перерыве между играми польза продолжается и длится и приятно со знакомыми лицами вспомнить предыдущую игру. В течение недели ребенок осмысляет какие-то моменты и может поделиться ими на шеринге. На следующую игру он может прийти с новыми силами и попробовать себя в новой роли. В результате серии игр ребенок понимает, что быть агрессивным – классно, от тебя все отстают, и легко превзойти соперников, но если я не научусь быть альтруистичным, никто не будет помогать мне. То есть на первом этапе я вырвусь вперед, но потом отстану. Так что нужно уметь применять обе стратегии – и отстаивание своих границ и умение объединяться и договариваться.
– Почему так необходим этап «восстанавления себя» (я заметила, что взрослым он дается тяжелее) ?
– То, что так важно себя восстановить, после того как вас «разлепешили» – это некая идея самопорождения. Когда человеку нравятся перемены, внесенные другим, например, мама «приукрасила» ребенка и он не хочет менять этот облик, мы оставляем его на своем поле, он пропускает ход. Это означает, что с трансформацией надо побыть один на один, подумать, действительно ли тебе «к лицу» и «по размеру» эта корона. Скорее всего ребенок хоть чуть-чуть да изменит, подточит под себя фигурку. Маме мы таким образом даем понять, что любое вторжение, посягательство на самостоятельность ребенка – это замедление его развития. Лучше ему самому, хоть бы и кривенько, вылепить себя. В случае со взрослыми это признак того, что мы идентифицируемся с изменениями, которые в нас вносят другие и боимся проявить самостоятельность. Как снять корону, которую слепил вам шеф ? Действительно.
– Насколько важен шеринг, фидбэк по окончанию игры ?
– Я считаю, что это самая важная часть в игре – когда дети могут поделиться своими переживаниями.
– Сколько по времени игра занимает ?
– Академический час. 45 минут – игра и 15 минут – обсуждение.
– Где и кому можно научиться играть в социальные игры Гюнтера Хорна ?
– На обучающих семинарах для психологов и специалистов, работающих с детьми. В Москве такие семинары проводятся в среднем раз в месяц, также я провожу семинары по всей России и бывшему СНГ. На нашем сайте и страничках в соцсетях регулярно публикуются анонсы.
Добро пожаловать на обучение!

 

Категория: Статьи
Вы можете следить за комментариями с помощью RSS 2.0-ленты. Комментарии и пинги к записи запрещены.

Комментарии к данной записи закрыты.