Архив категории »Статьи «

Интервью в Игре и Дети

imageДевиз этого красочного журнала, главным редактором которого является Мария Ганькина, такой: если хоть ненадолго забыть о том, что «должен» знать, уметь и понимать малыш, и с головой окунуться в «чудачество» и «дурачество» — мы не только поймём, как и чем живёт ребёнок, но и поможем ему максимально раскрыться в своём природном потенциале. Никаких теоретических рассуждений от «светил науки», а только «репортажи с места событий», дневниковые записи по следам прожитого с детьми опыта в совместной игре.

По вопросу приобретения печатных версий обращайтесь к Елене Леоновой (495) 345-52-00 no.podpiska@yandex.ru

 

 

image

image

 

Социальные игры Гюнтера Хорна — это уникальные психологические игры с элементами социального взаимодействия, придуманные детским психотерапевтом из Германии Г.Хорном. Самая известная из этих игр – «Лепешка» («Planaba» в немецком варианте). Также широкое распространение получила «Психологическая игра Гюнтера Хорна для всей семьи». Обе эти игры еще с 1996 года переводились и адаптировались их официальными соавторами — Яковом Леонидовичем Обуховым-Козаровицким и Елизаветой Хеллингер (Трофимовой).
Читайте интервью с Елизаветой Хеллингер. Елизавета Хеллингер — аналитический психолог, детский и подростковый психотерапевт, обучающий психотерапевт МОКПО, официальный представитель в России социальных игр Г. Хорна, является автором и ведущей семинаров и вебинаров «Социальные игры Хорна».

«Лепёшка» начинается с того, что каждый лепит свою игровую фишку – зверюшку из пластилина. Стартуют фигурки «в хлеву». Задача – стать Человеком и дойти до «неба людей». По ходу движения фигурки занимают свои и чужие поля и выясняют отношения. Результатом выяснения вполне может стать превращение в «лепёшку», которое, как мне показалось, зачастую даже провоцируется ведущим. У многих наблюдавших игру взрослых такая жестокость вызвала непонимание, им то и дело хотелось одернуть детей с восторгом принявших «звериные правила». Долгое время и я справлялась с впечатлениями – ведь у нас принято учить ребенка быть добрым, уступчивым, принимать всех в свой «Теремок» и не прослыть «Тетей Кошкой» — а тут предлагается отстаивать свои границы да еще и чужие фигурки ломать ? Несмотря на шок, отзыв о детях, принимавших участие в игре (это были дети неблагополучной категории) от сопровождавшего их работника социальной службы были позитивными: «Я их не узнала. Мальчик был инициативен, он обычно вообще молчит. И девочка проявилась с неожиданной стороны. Чувствовалось, что ей давно требовалось все это выпустить в игровой форме …».
— Елизавета, расскажите немного о Гюнтере Хорне (аналитический детский психотерапевт и создатель направления символдрамы для детей и подростков) и его заслугах.
— Заслуга Гюнтера Хорна, на мой взгляд, в том, что он показывает нам: неважно чем вы занимаетесь вместе с ребенком – играете с ним в футбол или в социальные игры, главное, чтобы вы умели считывать символический смысл того, что ребенок доносит. Как для тонко чувствующего человека, игра была для него средством установления отношений, важным в том числе и для его студентов. На своих семинарах в Карлсруэ он с удовольствием делится своими наработками в области установления отношений – не только с помощью образов, но и главным образом с помощью игр. Гюнтер Хорн любит говорить, что игра – это хлеб, тогда как психотерапия – таблетка. Игра помогает и выразить себя и отдохнуть, расслабиться. Помимо того, что каждая из игр выполняет свою локальную задачу – «Лепешка» помогает выразить агрессию социально приемлемым способом, «Псикреты» — называть свои проблемы словами и разрешать их, (там даже на обложке у игр череп, напоминающий о «скелетах в шкафу») — но самая главная задача в том, чтобы ребенок мог выразить себя естественным образом и проективно показать свою картину мира. Я не знаю другой игры, кроме «Лепешки», где ребенок сам делал бы свою фишку. Какой цвет пластилина он выбирает, какую фигурку он лепит, какие фантазии он проецирует на других «животных» — это и есть его картина мира и психолог может установить с ребенком на его поле такую реально-фантазийную связь. Не выбрать из имеющихся образов, а именно создать самому – это дорогого стоит. Это что-то очень хрупкое, очень уязвимое – и то, что ты можешь поддержать в ребенке – чем меня эта игра и покорила. Это настраивает на очень тонкий уровень взаимопонимания, который невозможен в других играх.
— Насколько важна консультация со специалистом ? Какие могут возникнуть недоразумения, если купить игру в магазине и начать пользоваться по инструкции ?
— В принципе, инструкции должно хватить. Но «Лепешка» — это более игра для группы сверстников. Конечно, братьям и сестрам, детям и родителям в нее играть не возбраняется. Но если родители не смогут оставить позицию «взрослого», а будут играть, скажем так, директивно – пользы игра не принесет. Ребенку будет просто неприятно в нее играть. Тут надо самому стать ребенком. Когда мы играем семьей, я предлагаю взрослым стать «Аней» или «Петей» и договориться со своими детьми, какой у них сейчас возраст.
— В «Лепешке» загадочные правила – фишку-животное для старта ты лепишь сам, а «Человека» из тебя может сделать только кто-то другой. Почему так ?
— «Лепёшка» — это игра про взаимодействие, установление контакта и еще про границы. В «Лепешке» важен сам этап трансформации. Вначале ребенок лепит животное и ведет себя спонтанно, реагирует непосредственно и ему позволено все, что позволено животному. Разрешить «сделать из себя человека» это уже не про бытие ребеночком, а про контакт с другими, про ощущение себя как социального существа.
— А почему все-таки так нужен и так важен этот «агрессивный» этап (от которого в шоке многие родители) ?
— Одна из внешних целей этой игры – как раз социально приемлемое выражение агрессии. Ребенок учится нападать, извиняться и отстаивать свои границы. Агрессия – это нормальное чувство, регулятор дистанции в коллективе. У детей агрессивность в принципе равна активности. Задача ведущего – помогать детям выдерживать агрессию по отношению к себе, справляться с ней. Для этого в первую очередь надо самому уметь справляться с агрессией. Мы принимаем агрессию: «Ух ты, как ты залепешил эту фигурку, наверное, здорово она тебе насолила, что ты так с ней разделался». Ребенка, по отношению к которому агрессия была проявлена поддерживаем тем, что буквально через несколько ходов у него будет возможность восстановить свою фигурку и сделать ее лучше прежней.
— Я не увидела четкой границы перехода от «животных» к «человеческим» отношениям в игре ? А кто-то вообще не хочет становиться человеком … это о чем-то говорит ?
— Да, о том, что ему надо побыть подольше со своими инстинктами. Мы не запрещаем ребенку проявлять агрессию в принципе никогда. Вот когда он сам захочет договариваться, вступать в коалиции – значит, пришло его время. И еще это про уровень развития самой группы. Люди встречаются, пробуют границы друг друга, начинают проявлять агрессию, приступают к выяснению позиций, узнавая это и о других «животных». Они должны хорошенько «провариться» в этом «животном соку», прежде чем говорить о том, чтобы выигрывать и превращаться в человека.
— Можете привести конкретный пример как игра привела к изменению стратегии поведения в реальной жизни ?
— У меня в группе был мальчик, который оказался самым хрупким, несмотря на то, что был самый высокий и сильный. Но когда он играл, он был наиболее эмоционально уязвим. И каждый раз, когда другой участник пусть даже только хотел превратить его в «лепешку», он начинал плакать и защищать свою фигурку. Это было признаком отсутствия веры в себя, в то, что он сможет себя пересилить. После нескольких игр он мало что перестал плакать – он стал лепить самые красивые фигурки без страха, что их превратят в плюхи. И это он перенес на свою жизнь. Если он с кем-то ссорился, он верил, что у него хватит сил с этим человеком помириться. Если раньше, когда он делал домашнее задание и у него что-то не получалось, — рассказывает его мама, — он бросал тетрадь, вырывал листы, то после курса он стал более собранным и целеустремленным, эмоционально устойчивым.
— Какими могут быть рекомендации ведущего ?
— Я думаю, это рекомендации относительно того, в какие еще игры было бы неплохо поиграть дома. Вообще для ведущего желательно владеть «пулом» игр, в которые он сам обожает играть и менять их время от времени в рамках цикла, задачу которого он определяет сам со своей группой.
— Расскажи о циклах игр «по запросу» ?
— Игра сама по себе полимодальна. Для кого-то она будет являться показателем уровня отношений в коллективе, для кого-то станет вызовом к сепарации, а для кого-то – к установлению иных границ. В любом случае каждый найдет свои смыслы. Тем не менее, я бы рекомендовала все-таки цикл от полугода до года раз в неделю составом 7 + — 2. Поскольку целью мы ставим улучшение личностных отношений, улучшение фрустрационной толерантности, гармонизацию эмоционально-волевой сферы, то стабильный результат по этим коммуникативным компетенциям для группы может быть «отложенным». В перерыве между играми польза продолжается и длится и приятно со знакомыми лицами вспомнить предыдущую игру. В течение недели ребенок осмысляет какие-то моменты и может поделиться ими на шеринге. На следующую игру он может прийти с новыми силами и попробовать себя в новой роли. В результате серии игр ребенок понимает, что быть агрессивным – классно, от тебя все отстают, и легко превзойти соперников, но если я не научусь быть альтруистичным, никто не будет помогать мне. То есть на первом этапе я вырвусь вперед, но потом отстану. Так что нужно уметь применять обе стратегии – и отстаивание своих границ и умение объединяться и договариваться.
— Почему так необходим этап «восстанавления себя» (я заметила, что взрослым он дается тяжелее) ?
— То, что так важно себя восстановить, после того как вас «разлепешили» — это некая идея самопорождения. Когда человеку нравятся перемены, внесенные другим, например, мама «приукрасила» ребенка и он не хочет менять этот облик, мы оставляем его на своем поле, он пропускает ход. Это означает, что с трансформацией надо побыть один на один, подумать, действительно ли тебе «к лицу» и «по размеру» эта корона. Скорее всего ребенок хоть чуть-чуть да изменит, подточит под себя фигурку. Маме мы таким образом даем понять, что любое вторжение, посягательство на самостоятельность ребенка – это замедление его развития. Лучше ему самому, хоть бы и кривенько, вылепить себя. В случае со взрослыми это признак того, что мы идентифицируемся с изменениями, которые в нас вносят другие и боимся проявить самостоятельность. Как снять корону, которую слепил вам шеф ? Действительно.
— Насколько важен шеринг, фидбэк по окончанию игры ?
— Я считаю, что это самая важная часть в игре – когда дети могут поделиться своими переживаниями.
— Сколько по времени игра занимает ?
— Академический час. 45 минут – игра и 15 минут – обсуждение.
— Где и кому можно научиться играть в социальные игры Гюнтера Хорна ?
— На обучающих семинарах для психологов и специалистов, работающих с детьми. В Москве такие семинары проводятся в среднем раз в месяц, также я провожу семинары по всей России и бывшему СНГ. На нашем сайте и страничках в соцсетях регулярно публикуются анонсы.
Добро пожаловать на обучение!

 

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

…Мы отвечаем про Лепешку!

Вы спрашиваете — мы отвечаем! Про ЛЕПЕШКУ

для сайтаУ нас приятная новость! Всего примерно через месяц ОБНОВЛЕННАЯ любимая Лепешка выйдет в издательстве Генезис. Поле будет необычным, такого Вы еще не видели! А еще она будет изготовлена для детей с 4-летнего возраста! А еще к ней будет прилагаться пластилин, игральный кубик и ОБНОВЛЕННЫЕ ПРАВИЛА с маленькими секретами для любителей Лепешки. То, что раньше я рассказывала избранным на семинарах, теперь Вы можете почитать сами в правилах! Почему? Потому что я люблю игры Гюнтера Хорна так же, как и вы! Потому что вы делитесь с нами новыми идеями, вдохновляете нас на создание новых игр. Этой статьей мы начинаем новую рубрику «Вы спрашиваете — мы отвечаем. Про…»

Вы спрашиваете: А что, если в «Лепешку на пятерых» хотят играть не пятеро, а больше или меньше игроков?

Мы отвечаем: Если играет больше пяти человек, ведущему надо положить перед игроками не по одному, а по два-три кусочка пластилина каждого цвета. Затем предложить игрокам выбрать цвета, а лишние кусочки уберите.
Если игроков меньше, чем пять, двое-трое-четверо, тогда какие-то домики останутся незанятыми. Правила поведения на незанятых полях определяет тот, кто первым попадает на поле этого цвета. Когда игрок попадает на такое поле, ведущий спрашивает у него, что происходит с его фигуркой на этом поле, как фигурка чувствует себя здесь, хорошо ей или плохо. Варианты ответов могут быть разные, например: «Моей красной змейке хорошо на этом желтом поле, ей хочется отдохнуть немного… и сразу же поползти вперед, к себе домой, на красное поле!» или «Мне тут хорошо, но сонно. Я засну и посплю пару кругов, а Вы играйте тут без меня» или «Это больница и я могу тут себя поправить!» При этом ведущий не предлагает варианты решений, а с помощью вопросов пытается выяснить скрытые желания самого игрока. Если окажется, что фигурка на поле плохо себя чувствует, ведущий предлагает игроку изменить фигурку, показав, что с ней происходит при этом. Затем ведущий может спросить игрока, хочет ли он сам определить, что будет с другими игроками на этом поле, или правила поведения тут действуют только для него. Если окажется, что для маленьких игроков эти правила слишком сложны, то ведущий может предложить нейтральный вариант: переместиться на поле вперед или назад по усмотрению игрока.

Категория: Статьи  

… Мы отвечаем про Хаос!

 Вы спрашиваете — мы отвечаем! Про ХАОС

Комплект игры Хаос - поле, фишки с наклейками и правилаВы спрашиваете: А как играть в Хаос, если нас всего двое?

Мы отвечаем: Вы можете выбрать себе по два вида фишек для каждого игрока. Но только обязательно выбрать соседние фишки, а не те, которые находятся друг напротив друга! Иначе участники быстро сообразят, что можно только вывести фишки на поле и сразу же вернуть их на финиш, не совершая путешествия через игровое поле. Ходить при этом (перемещать фишки) надо все равно по очереди, а не по часовой стрелке. То есть сначала ходит игрок А, у которого фишки-Замки, затем игрок Б с фишками-Всадниками, затем опять игрок А ходит фишками-Кораблями и, наконец, игрок Б с фишками-Шутами. То есть игроки двигают фишки по очереди. При этом хитрить все равно не возбраняется, ведь никто не говорит, что надо привести именно свои фишки в домик напротив! Удачи Вам!

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

… Мы отвечаем про Семейные Псикреты.

фото коробки Лепешки. Озон— Можно ли играть в «Семейные Псикреты» без участия психолога, просто дома с детьми?

— Да, конечно! Не только можно, но и нужно!

«Семейные псикреты» – это настольная игра про психологические секреты в семье, то есть пси-секреты. Это игра, позволяющая задуматься о поведении и психологических особенностях как себя самого, так и других людей. Предназначена для детей младшего и среднего школьного возраста (от 5-6 до 10-11 лет), а также для всей семьи. Игру создал немецкий психотерапевт из города Карлсруэ Гюнтер Хорн.
Игра состоит из 104 карточек с фразами, описывающими различные сферы жизни ребенка и семьи (отношения, привычки, интересы, здоровье), и 8 пустых карточек, на которых ребенок или другие члены семьи могут дописать то, что считают важным и что они не нашли в предложенных вариантах.
Выбор тематического содержания карточек обусловлен особенностями возраста 6-12 лет. В этот период ребенок начинает интересоваться взаимоотношениями с людьми в целом, а не только с членами семьи.
Мы рекомендуем родителям слегка «отпустить вожжи», позволить себе похулиганить и подурачиться, чтобы почувствовать себя ближе друг к другу.

При этом важно помнить, что каждый из нас в каждый момент времени играет несколько ролей — супруга, ребенка и родителя. Соответственно, если взрослому попалась карточка «Я с удовольствием помогаю маме», вместо того, чтобы передавать эту карту детям, ему стоит подумать, помогает ли он сейчас или помогал ли в детстве своей собственной маме. Например, если папе досталась карточка «Я иногда совершаю глупые поступки», он может подумать, бывают ли такие моменты, когда ему хочется подурачиться. Контакт со своим «внутренним ребенком» помогает участникам быть в равных позициях, отвечать каждому за себя, а также это способствует игровой атмосфере.

пример карточекСвободная игровая обстановка очень важна и для детей, и для взрослых, ведь именно в игре можно с юмором, без авторитарного давления, без боязни наказания высказывать свои мысли, делиться каким-то секретами, чувствовать заинтересованность и поддержку друг друга. И дети, и взрослые играют в «семейные псикреты» с удовольствием, и даже маленькие участники приводят весомые аргументы, защищая свою позицию.
Для детско-родительских отношений гораздо полезней играть раз в неделю, чем читать нотации. Игра способна сделать более конструктивными личностные взаимоотношения и улучшить психологический климат в семье.

Психологический смысл игры

Игра развивает умение внятно объяснять мотивы, причины и содержания своих поступков. Кроме того, в процессе игры участники начинают внимательнее относиться к своим чувствам, чего не происходит в обычной жизни. В силу возраста ребенку сложно видеть причины и последствия поступков других людей, поэтому, играя, они учатся осмысливать свое поведение, поведение других людей и сравнивать их с общепринятыми нормами.
Кроме того, эту игру могут использовать психологи для проработки детско-родительских проблем. Использование игры позволя¬ет психологу увидеть специфику проблем конкретной се¬мьи и построить коррекционную работу. Также игры помогают родителям и детям сформировать новые модели взаимоотношений и расширить репертуар ролей. Особенно рекомендована игра для детей с СДВГ, поскольку помимо моторной расторможенности эти дети сильно отстают в эмоциональном развитии. Для использования социальных игр Гюнтера Хорна в психокоррекционной работе требуется прохождение специального обучения. Информация на сайте «Душа Ребенка» (kinderpsyche.com)
Мы надеемся, что эта игра поможет восполнить дефицит специальных психотерапевтических упражнений, служащих для развития социальной и эмоциональной компетенции ребенка. Мы также предполагаем, что она будет способствовать установлению взаимопонимания, формированию гармоничных и теплых отношений в вашей семье.

Правила игры

Перемешанные карточки переворачиваются рубашкой вверх и кладутся на середину стола. Для игры вчетвером рекомендуется брать 24-28 карточек. Самый младший участник начинает игру: берет одну из карточек и зачитывает ее вслух. Дальше все читают по очереди, по часовой стрелке. Если участник считает, что прочитанное ему подходит, он оставляет эту карточку себе. Если он считает, что содержание карты больше подходит кому-то другому, он передает эту карту ему и старается обосновать свою позицию. Если этот участник считает, что карта ему не подходит, он передает ее дальше следующему участнику или кладет в отдельную стоп¬ку – «корзину для мусора». Когда все карты распределены, у каждого участника получается что-то типа рассказа о себе, или «психологического портрета», и участники зачитывают все свои «портреты» вслух Важно, чтобы ребенок услышал «какой он на самом деле» от лица значимого взрослого, поэтому приветствуется назначение «дикторов». Например, Ваня говорит: «А мои карточки пусть прочитает… мама!». «Мам, а ты свои кому отдашь, папе?» — «Да, согласна, пусть мои карточки папа читает», и т.д.

Ценность этой игры заключается в том, что в ней никто никого не побеждает. Напротив, в выигрыше оказываются все благодаря лучшему знакомству с особенностями как себя самого, так и партнеров по игре.

Пример. Одна семья купила игру на приеме у психолога и в течение недели по вечерам они играли по полчаса. Для семьи из четырех человек (мама, папа, дочь 7 лет и сын 10 лет) была отобрана произвольно стопка карточек около 24-26 штук. Таким образом по завершению каждой игры у каждого участника оставался психологический портрет из 6-7 карточек. Дочку пришлось предупреждать, что целью игры является не максимальное количество карточек, а знакомство с «секретами» мамы, папы и брата. Ей эта идея очень понравилась и она решила взять игру с собой, когда семья поехала в гости к бабушке и дедушке на выходные. Но бабушка, к сожалению, не смогла участвовать, потому что хотела успеть доделать обед на кухне. Поэтому семья закончила игру сама, а бабушке пришлось отгадывать, чьи карточки кому из домашних соответствуют. Это было очень весело, ей с легкостью удалось отличить стопку карточек внука и внучки. А вот с карточками сына и невестки возникли сложности. В конце концов бабушке удалось угадать карточки сына, среди которых были следующие «Когда другие дерутся, я пытаюсь их разнять» и «Я ребенок, который очень много смеется». Бабушка призналась, что именно по этим карточкам и отгадала сына.
Эта семья поделилась своей находкой – правилом, что кто-то становится водящим и, не участвуя в самой игре, отгадывает по «психологическим секретам» (то есть пси-секретам) где чей портрет получился.

Купить Семейные Псикреты можно у нас (в комментариях), в Генезисе (http://www.knigi-psychologia.com/psihologicheskie-nastolnye-igry/semeinye-psikrety-p-3449.html), на Озоне или в Лабиринте.

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

Интервью в «Юнгианском Анализе» (№1 за 2014г)

Елизавета Хеллингер: «Игра – символическое пространство, в котором мы видим картину мира»

обложка журнала с моим интервьюЖС (Жанна Сергеева): Елизавета, как вы впервые узнали о социальных играх Гюнтера Хорна? И сразу ли увидели в них потенциал?
ЕХ (Елизавета Хеллингер): Я увидела возможность непосредственного взаимодействия с ребенком. Это было в 1996 году, у меня тогда была детская практика, я училась на третьем курсе Российского государственного социального университета, и мне не хватало методик. Игры меня сразу подкупили – сначала я узнала про карточки «Зогенция», которые в России называются «Психологическая игра для всей семьи». О них мне рассказал Яков Леонидович Обухов, в своей замечательной манере: «Лиза, Вы знаете, есть такой прекрасный Гюнтер Хорн. Видите, какая у него методика? Она в России неизвестна. Нужно написать статью на эту тему». И это была не шутка, первую статью я написала в декабре 1996 года, еще не будучи знакомой с Гюнтером Хорном, и опубликовала ее в «Журнале практического психолога» у Александра Лидерса.
ЖС. А какие у этой игры правила?
ЕХ. Игра довольно простая и эффективная. Она рассчитана на развитие социального и эмоционального интеллекта детей от 6 до 11 лет и членов их семей. На карточках написаны утверждения, которые касаются представлений о себе, убеждений, черт характера, отношений со сверстниками, отношений с родителями. Дети и родители читают карточки по очереди, если написанное им подходит, они оставляют карточку себе, если не подходит, думают, кому ее можно было бы отдать.
ЖС. Отдать кому-то из играющих?
ЕХ. Вот это хороший вопрос — потому что это первое дополнительное правило, которое я в эту игру привнесла. Однажды я играла в карточки дома с детьми, а их бабушка в это время что-то делала на кухне – а детям захотелось собрать стопку карточек еще и для бабушки. Так появилось дополнительное правило – что значимых лиц, которые сейчас не рядом, можно включать в игру, составляя для них из карточек психологический портрет. Бабушка зашла в конце игры и очень удивилась – она и свой портрет получила, и была вынуждена отгадывать, кто из ее внуков прячется за другими стопками карточек. Играть было очень интересно – и до сих пор эта игра удивительна для меня. За последнее время были придуманы ее варианты и для подростков, и для пожилых людей. Подростковый вариант создавался параллельно в Германии и в России, и сейчас я объединила эти варианты. Добавила туда также утверждения, созданные коллегами, например, связанные с образом тела. Также несколько лет назад меня пригласили провести тренинг взаимодействия с детьми из спортивного класса и я придумала для них специальный набор карточек, вошедший позже в подростковый вариант.
ЖС. Насколько я знаю, всего социальных игр, придуманных Гюнтером Хорном, существует шесть. Как вы узнали об остальных?
ЕХ. Через год после знакомства с «Психологической игрой для всей семьи» Гюнтера Хорна я поехала в Калугу на Международный симпозиум по проблемам психотерапии и психических нарушений у подростков. Там я узнала о «Лепешке», «Мошенничестве» и «Анархии» — это три игры, которые проводятся на одном и том же поле, и там же состоялось мое личное знакомство с Гюнтером Хорном, который выступал на симпозиуме.
ЖС. О чем было это выступление?
ЕХ. На официальном сайте символдрамы можно найти статью по мотивам этой лекции – «Шесть этапов развития ребенка в зеркале символдрамы». В ней ценным является глубокая профессиональная проработка Гюнтером Хорном теорий Зигмунда Фрейда, Мелани Кляйн, Маргарет Малер. В то время для меня эти теории никак не накладывались друг на друга, но Хорн их соединил в своем выступлении, а также отметил, какие тенденции существуют во внутриутробном развитии, после рождения ребенка, как его развитие движется от одной старии к другой.
ЖС. А Хорн какое впечатление на вас произвел?
ЕХ. О, это просто удивительный человек. Я была только студенткой, но он подробно обо всем расспрашивал, очень интересовался опытом, который мы получили от его игр. Кроме того, Гюнтер очень скромный человек. Когда я в 1999 году проходила у него в городе Карлсруэ практику и пришла в центр, где он работал, то спросила сотрудников: «Вы такие счастливые, что первыми играете в его новые игры! Наверное, вы получаете все из первых рук?». А Гюнтер засмеялся: «Да они не знают ничего!» И, действительно, сотрудники сказали, что они знают, что Гюнтер Хорн создал символдраму для детей и подростков, ввел этот метод в детский контекст – но о том, что он еще и игры придумывает, они действительно не подозревали. Хорн подтвердил, что игры – это его хобби. Он использует их в своей работе с клиентами, рассказывает о них студентам на семинарах, но не хвастается коллегам.
ЖС. На вашем семинаре по социальным играм в них играют и взрослые. Какое у вас впечатление от работы с ними?
ЕХ. С детьми мне всегда было проще работать, чем со взрослыми. Дети воспринимают игру более естественно, притворяться и дурачиться им гораздо проще. Войдя в роль, дети выплескивают эмоции без дополнительных провокаций, остается только ловить их и направлять. К тому же я замечала в начале практики, что дети не воспринимали меня как «взрослую», педагога или тем более терапевта, а скорее как старшего товарища по играм. Они мне доверяли и шли за мной. Чтобы добраться до внутреннего ребенка во взрослом, требовались провокации похитрее. Заголовок моего сайта www.kinderpsyche.com – «Душа ребенка», и главная его идея – контакт с внутренним ребенком и его исцеление. Эта идея во многом возникла благодаря социальным играм, и, в частности, «Лепешке».
ЖС. Мне доводилось играть в «Лепешку» с другими взрослыми участниками, и, надо сказать, в нашей группе проблем с выражением эмоций не было. Давайте вспомним правила этой игры.
ЕХ. Существует игровое поле с домиками разного цвета. Игроки лепят фигурки животных из пластилина определенных цветов, которые совпадают с цветом этих домиков, создавая тем самым представителей себя на поле и получая ответственность за судьбу этой маленькой фигурки. То, как выглядит фигурка, какого она размера, цвета, является своего рода проективным тестом – а потом с этими персонажами начинаются сплошные приключения. Игроки по очереди бросают кубик и проходят столько шагов, сколько очков им выпало на кубике, попадая либо в домик своего цвета, либо в дом другого игрока. По правилам Гюнтера Хорна хозяин дома должен обвинить попавшую к нему фигурку в каком-то проступке, а хозяин фигурки – извиниться. И в зависимости от того, насколько качественным окажется это извинение, хозяин дома либо простит фигурку, либо как-то накажет ее: может трансформировать, поставив на колени, склонив голову, скрутив конечности, а может и просто прихлопнуть сверху и раздавить в лепешку – потому игра так и называется. Потом, попав в собственный домик, фигурку можно восстановить. Любой из трех этапов (обвинение, извинение и наказание) может вызвать у детей сложности. И у взрослых тоже – например, им бывает сложно придумать то нежелательное действие, которое совершила фигурка, и чаще всего ее обвиняют просто в том, что она пришла в дом незваной. Это важно, чтобы в начале было вербальное взаимодействие, а наказание шло уже после. Детям также трудно бывает удержаться и не начать сразу наказывать фигурку физически, действуя по принципу: «ты виноват уж в том, что хочется мне кушать».
ЖС. То есть вербально выражать свою агрессию и объяснять, чем она вызвана, сложно всем?
ЕХ. В общем, да. Но в этой игре наиболее важны не формальные цели – такие, как выражение агрессии социально приемлемым способом, или принятие ответственности за свое взаимодействие с другими в игровом пространстве, или способность выдержать повреждения и потом восстановить свою фигурку – а возможность проективным образом выразить отношение к миру. Поле – символическое пространство, в котором игроки видят картину мира. «Лепешка» — это микрокосм. У этой игры есть цель – прийти на небо людей. Но прийти туда можно только в виде фигурки человечка. И в этом тоже уникальность «Лепешки»: мы начинаем играть, находясь в образах животных, включая их инстинкты, агрессию, злость, хитрость. А заканчиваем, превратившись из зверей в людей — но совершить самостоятельно это превращение мы не можем, для этого нужны другие игроки. Мы можем только попросить кого-то из других участников превратить нашу фигурку в человечка и обосновать эту просьбу, объяснить, почему она достойна стать человеком. Поэтому надо подбирать такую стратегию взаимодействия в игре, при которой фигурка останется целой, противники будут обойдены, но при этом они признают твое право стать человеком и превратят тебя в него. Эта игра учит детей общаться, пробовать разные способы выражения себя в группе – быть настойчивыми, отстаивать свои границы, хитрить и мошенничать, пробовать извиняться и даже подлизываться. То есть быть разными, примерять разные маски, и те, которые оказываются выгодными, переносить на реальный мир и расширять репертуар ролевого взаимодействия со сверстниками. И не только.
ЖС. Часто ли дети оказываются разочарованными, когда у них не получается расширить этот репертуар? Плачут, может быть?
ЕХ. Такое бывает довольно часто. Если ребенок расстроился просто из-за того, что другой игрок наказал его фигурку, вы можете поддержать, пожалеть, напомнить ему правило, что он скоро сможет все исправить на ближайшем поле своего цвета. Психологу или родителям в этот момент надо помочь ребенку справиться с фрустрацией. В игре «Лепешка» есть несколько способов борьбы с невозможностью вынести проигрыш, поскольку формальная цель – попадание на финиш – часто не является ведущей. Я замечала, что дети иногда предпочитают не попадать на небо людей, а оставаться животными и продолжать двигаться по разноцветным полям – и для меня это знак, что они не получили достаточной инстинктивной подпитки, энергии грубого, животного взаимодействия. То есть, иными словами, «недостаточно побыли детьми». А еще бывает, что дети особенно расстраиваются, когда их фигурку превращают в лепешку, если эта фигурка была создана не ими самими, а, например, их мамой. Была у меня группа, где пяти- и шестилетние дети играли в «Лепешку». И, как казалось родителям, не очень хорошо лепили. Родителям хотелось помочь деткам, и они помогли им слепить игровые фигурки, а потом ушли в другой конец большого актового зала. И тут с «детской стороны» раздались страшные вопли, потому что дети эти чудесные фигурки переделали, трансформировали, а вот восстановить их не смогли. Для меня это был хороший опыт – если ребенок сам лепит фигурку, он за нее может отвечать и ее восстановить. И никогда не надо помогать детям лепить – я могу взять свой кусочек пластилина и показать на нем, как сделать то, что хочет ребенок, но не стану прикасаться к его фигурке. Еще бывает, что родители хотят улучшить фигурки детей – и когда они играют вместе, и детская фигурка попадает на родительскую территорию, мама или папа ее приукрашивают. Но удивительный факт – любое изменение, даже направленное на улучшение, считается вторжением в границы. Поэтому когда такая улучшенная фигурка проходит мимо поля своего цвета, ей в любом случае нельзя этого делать – надо остановиться и придать себе либо прежнюю, либо любую другую форму. Ребенку нужно вернуть себя самому себе.
ЖС. И в реальной жизни родительские улучшения жизни ребенка часто оказываются вторжениями.
ЕХ. Да. Пока это изменение не стало твоим собственным, ты не можешь им пользоваться. И на символическом уровне это очень красиво видно в игре «Лепешка».
ЖС. Как вы узнали про другие игры Хорна?
ЕХ. Во время практики у Гюнтера. Есть игра «Анархия», которую я долго описывать не буду, потому что использую ее редко. Игроки создают общество без законов, где ведут себя в соответствии с теми импульсами, которые есть у них внутри – в этой игре и правила полегче, и в людей они могут превратить себя самостоятельно. Эта игра проводится на том же поле, что и «Лепешка». Также на этом поле проводится и игра «Мошенничество», которую я очень люблю. Основной вопрос, который задают взрослые и подростки, которые играют в эту игру – почему же то, что происходит у нас в жизни, называется мошенничеством? (смеется) Согласно правилам, пластилиновая фигурка человека тоже приходит в чужой дом. Но в отличие от «Лепешки» ей самой надо что-то предложить хозяину дома, чтобы в этом доме задержаться. Это может быть что-то реальное, товар или услуга, а может и что-то волшебное, колдовские пирожки или волшебные яблочки. Главное – описать свой товар так, чтобы человеку действительно этого захотелось. Но если ваш сервис неприятен или навязчив, хозяин домика может вашу фигурку видоизменить так, что это будет выражать его отношение к вашему предложению.
ЖС. Там, как и в «Лепешке», можно размазать по полю неудачливого коммивояжера?
ЕХ. Такой вариант есть, но обычно этого не происходит. Если человечек недостаточно красноречив, ему могут закрыть рот его же руками, или , если он недостаточно хорошо слушает рассказ хозяина дома, ему могут сделать уши побольше. Часто подростки договариваются между собой: «Хорошо, я покатаюсь на твоем ковре-самолете и ничего с тобой не сделаю, но ты за это примешь предложение руки и сердца» — и после этого создается коалиция, и игроки идут дальше по полю надежной группой, поддерживая и не обижая друг друга. У меня был однажды забавный эксперимент, когда в «Мошенничество» играли ученики целого класса, примерно 15 человек. Ребята быстро создали группы, выбрали, с кем они дружат, с кем нет, и дальше каждая группа действовала как одна семья – в одних семьях согласие было, в других не было, и все получилось очень интересно.
ЖС. А как в социальной игре могут проявляться отношения в классе – если, допустим, в играющей группе есть изгой?
ЕХ. Бывает, что в игре также возникают изгои, козлы отпущения, и задача психолога – контейнировать чувства этого ребенка, поддержать его и придумать для него какие-то способы взаимодействия с другими. Так как психолог сам ни в «Лепешку», ни в «Мошенничество» обычно не играет, а только наблюдает, то для него важно проследить за всеми игроками, а изгоя поддержать – что-то подсказать, успокоить. В конце игры мы иногда даем детям обратную связь, спрашиваем, каково им было играть, какая стратегия поведения была наиболее эффективной. После этого, если игра проводится раз в неделю, они прибегают на следующую встречу и кричат: «Скорее, скорее открывайте эту вашу игру, мы знаем, что надо делать!» — хотят попробовать те стратегии, которые созрели у них в голове во время перерыва. Во время группового взаимодействия родилось и еще одно правило. Группа детей играла раз в неделю фигурками разных цветов и как-то один мальчик на занятие не пришел. И все сказали – раз красное поле свободно, оно будет ничье, и каждый сам будет придумывать, что с ним происходит на этом красном поле. Так у детей появилась возможность пофантазировать, что с их фигуркой может произойти хорошего или плохого, а я увидела эту проективную функцию – один мальчик от мира не ждет ничего хорошего, предполагает, что на красном поле его непременно накажут, а другая девочка знает, что, попади она на ничейное поле, мир окажется дружественным к ней, она будет отдыхать, загорать и купаться.
ЖС. А как на детскую игру реагируют взрослые, которые при ней присутствуют? Говорят ли – вот, вы специально учите детей сердиться и обманывать?
ЕХ. О да. Конечно. Это одна из главных претензий, которую мне высказывают – «наши неагрессивные дети становятся более агрессивными». Это действительно первая фаза игры – вытащить из них природную агрессивность. Но у детей агрессивность часто бывает тождественна активности, это их энергия, их жизненная сила, с помощью которой они заявляют о себе и устанавливают дистанцию в общении. Такая активность им нужна, это движущая сила их развития. А следующий этап – научиться примириться, найти какой-то компромисс во взаимодействии со сверстниками. И те дети, которые не прошли первый этап, не могут на втором этапе быть достаточно свободными, эффективно пользоваться разнообразными стратегиями. Сейчас я стараюсь не разрешать родителям наблюдать за детской игрой, но если такое все же происходит, то громко предупреждаю, что родители наблюдают, как молчаливые свидетели, будто смотрят телевизор, а обратную связь дают только в конце. И детям это бывает важно – почувствовать себя настоящими хозяевами игры. А иногда мы делаем на занятиях видео, а потом показываем родителям.
ЖС. А где такие игры проходят? Как о них узнают?
ЕХ. Сейчас в Москве, примерно раз в два месяца, проводятся обучающие семинары по социальным играм Гюнтера Хорна для психологов и для всех желающих, кто как-то связан с детьми – а мы все как-то связаны с детьми. Можно прийти и поучиться этим играм, попробовать их на себе. Я веду этот семинар, о котором можно узнать и на моем сайте, и в группе «Социальные игры Хорна» на Фейсбуке, и еще выступаю на конференциях, провожу воркшопы, делаю презентации игр. Я вижу в них большую ценность и уникальность, а еще мне кажется очень важным то, что они подходят к любому психологическому методу – будь то бихевиоризм или юнгианство.
ЖС. И дома можно играть со своими детьми и их друзьями?
ЕХ. Да, конечно! Сам Гюнтер Хорн говорил: «Психотерапия для ребенка – это таблетка, а игра – это хлеб».
ЖС. Названия игр, о которых мы еще не поговорили, совсем суровые: «Хаос» и «Тюрьма».
ЕХ. В «Хаосе» провоцируется ситуация неопределенности. В игре есть двадцать четыре фишки, которые раздаются игрокам, они расставляются на поле, но перед началом игры переворачиваются рубашкой вверх. Задача каждого игрока такова – привести на свой финиш фишки, причем необязательно свои. При этом можно захватывать «вроде бы ничейные» фишки. У детей и подростков в этой игре часто возникает буря чувств. В ситуации неопределенности, легкого стресса ребенок должен либо полагаться на собсттвенные способности – память, внимание – либо на соответствующие способности других. Если он видит, что кто-то хорошо запомнил все свои фишки, то он может полагаться на память этого игрока. А кто-то теряется, и для него это настоящая фрустрация. В этой игре хорошо заметно, кто в ситуации неопределенности может использовать свои ресурсы и ресурсы других людей, при этом чувствуя себя комфортно, а кто не может. Здесь еще важна способность блефовать – если ты хочешь украсть чужую фишку, ты должен делать это очень уверенно и следить за реакцией партнера по игре. Если кто-то закричит: «Это моя фишка, не трогай!», то можно по взаимному согласию это проверить, перевернуть и посмотреть, или сразу сказать: «Извини, я ошибся» и взять соседнюю. Умение быть уверенным в неопределенной ситуации, отстаивать свои фишки в этой игре хорошо тренируется. По сути, это то же «Мошенничество», только другого рода. Мне кажется, любую игру Гюнтера Хорна можно назвать «Мошенничеством» (смеется) . А «Тюрьму» он сейчас в своей практике не применяет, считает, что там недостаточно аспектов, которые развивают социальный интеллект.
ЖС. А вы применяете?
ЕХ. Да, она мне нужна в работе с детьми. В этой игре есть возможность развивать логическое мышление ребенка. В «Тюрьме» надо бросать кубик два раза, задача игрока – попасть на определенное поле с помощью комбинации тех чисел, которые выпали. Например, если надо пройти вперед на два поля, а на кубиках выпали цифры четыре и шесть, то можно отойти назад на четыре хода, а потом пройти вперед на шесть. Для детей такой способ часто становится настоящим открытием. В «Тюрьме» можно использовать различные стратегии, например, агрессивную, когда игрок начинает охотиться за чужими фигурками, чтобы поймать и запереть их в своих частных тюрьмах. А можно пользоваться более миролюбивой стратегией, когда игрок изо всех сил старается прежде всего освободить своих «солдат», плененных другими игроками. К победе часто приводит лишь сочетание этих стратегий – надо быть и агрессивным, и хитрым, и ловким, и умеющим сочувствовать, и умеющим договариваться о компромиссе, чтобы в какой-то момент обменяться пленниками.
ЖС. Очень жизненно. Передо мной возникают образы родителей с полярными принципами воспитания: одни прекраснодушны, с младенчества читали ребенку поучительную литературу, и для них тяжел для восприятия сам факт, что их ребенок может кого-то обмануть или посадить в плен, а другие – прагматичные, практичные, которые принципы «укради» и «обмани» транслируют ребенку с самого раннего возраста…
ЕХ. Да, и мне приходится поддерживать «инкубаторских» детей, которые не могут выразить агрессию, не могут позволить себе схитрить, украсть чужую фишку и в результате проигрывают… А бывает и наоборот, приходится немножко притормаживать напор чрезмерно агрессивных детей, которые тоже в какой-то момент могут оказаться в проигрыше. Например, в игре «Тюрьма» никто не захочет с ними договариваться, а в «Лепешке» превращать их фигурки животных в человечков. И агрессивные дети тут могут понять, что их стратегия здесь не работает.
ЖС. А когда эти игры были придуманы?
ЕХ. Хорн говорил, что все эти игры сами по себе уже были придуманы раньше. Но заслуга Г-на Хорна в том, что он привнес в них элементы социального взаимодействия.
ЖС. Существуют ли околопсихологические игры, которые можно условно назвать социальными?
ЕХ. Мы играли в такие игры в детьми во время годичного тренинга, который так и назывался: «Тренинг взаимодействия «Социальные игры», после чего я решила написать и издать в «Генезисе» книгу-методичку про социальные игры. Сейчас она готовится к публикации. Кроме инструкций к играм там будут изданы и сами игры, которые до сих пор можно было заказать только у меня лично. На самом деле в очень многих играх присутствуют правила, позволяющие проявить и развить социальные навыки. Главное – как вы играете и что обсуждаете после игры. Мы играли и в «Диксит», и в «Мафию», и в «Игру в жизнь». Последняя игра мне очень понравилась, это одновременно и игра на удачу – там можно получить всякие бонусы, которые жизнь предоставляет, вроде выигрыша в лотерею. А еще там можно сделать собственный выбор – например, идти работать после школы, или поступать в университет, или заводить семью. Мы обсуждали с детьми, почему они выбирают то или иное. И дети, которым было 10-11 лет, уже имели представление о своем жизненном пути (многое, конечно, было навеяно родителями), и мы с большим воодушевлением говорили о том, чего и почему им на самом деле в жизни хочется.
ЖС. И чего же детям больше всего хотелось?
ЕХ. Было желание зарабатывать деньги сразу – пусть и небольшие. И выбирать профессию, которая необязательно к концу игры принесет миллиарды, но зато даст деньги прямо сейчас. В игре была профессия полицейского – социально неодобряемая, потому что когда участники попадали на поле этого полицейского, они должны были платить ему дань. Но тем не менее дети, которым эта профессия выпадала, были страшно довольны. Так в игре отображались парадоксы общества – хотя остальные дети эту профессию презирают, но если она все-таки тебе досталась, ты пользуешься случаем и зарабатываешь деньги.
ЖС. Со взрослыми тоже было бы интересно в такую игру поиграть – предложить им вернуться в свое детство и выбрать, пошли бы они учиться или сразу работать, стали бы заводить семью рано или поздно…
ЕХ. Сейчас идея настольных игр в России очень хорошо развивается. А я в своей юности играла в другие игры – подходила к знакомым и предлагала: «Представь, что тебя захватили инопланетяне. Исследовали твои способности, твое тело и немножно во время этих исследований испортили. И за это предоставляют тебе такую возможность – не только привести тебя в порядок, но заодно и получить бонус – изменить что-то в своей внешности, вплоть до перемены пола или получить какую-то сверхспособность. Что бы ты хотел поменять?» Я сама придумывала такие игры и очень ими увлекалась. Наверное, это что-то «мое»: то, что я сейчас детский психолог и продолжаю играть, говорит само за себя. Это ведь так здорово — уметь не только быть серьезным психологом, но и встречаться со своим внутренним ребенком, быть непосредственной и спонтанной, хулиганить.
ЖС. А вы бы какую сверхспособность хотели?
ЕХ. Чем больше мне лет становилось, тем меньше хотелось что-то просить у инопланетян, тем больше мне нравилось то, какая я есть. И взрослые люди, с которыми я играла в эту игру, тоже ничего нового особенно не хотели – они ценили и свое тело, и свои умения. Тогда меня это удивляло. А сейчас и я приблизилась к этому возрасту… И это не так скучно, как мне казалось тогда – быть взрослой.

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

Правила в игре Г.Хорна Тюрьма

IMG_7129Игра «Тюрьма»

«Тюрьма» — игра-соперничество, игра-борьба, в которой агрессия против реального партнера может быть отреагирована в сублимированном виде на игровых фигурках.

«Тюрьма» благодаря своему контексту позволяет прорабатывать конфликты участников. Условия игры позволяют в приемлемой безопасной форме выплеснуть агрессию и другие негативные чувства, таким образом разрешить конфликт в плоскости игры, не позволяя ему разгореться в пространстве жизни. Игра может применяться как в семье среди ее членов (дети совместно со взрослыми), так и в группе детей одного возраста.

6UWVTPwUE2kКроме того, «Тюрьма» выгодно отличается от «игр на удачу». В ней выигрывает тот, чья стратегия игры окажется лучше. В этой игре борьба отдельных групп фигур между собой приводит игроков к пониманию важности выбора оптимальной стратегии совместных действий внутри одной группы фигур. В игре могут принимать участие от двух до четырех игроков. Игра состоит из игрового поля, игровых фигурок — по 3 «солдата» и одному «капитану» для каждого игрока. «Капитаны» должны быть того же цвета, что и «солдаты», но помечены черными «шапочками». Также для игры нужно два кубика.

Цель игры: Выигрывает тот, чей «капитан» уцелеет. А игрок, у которого «капитан» попал в плен к противнику, выбывает из игры.

nd7_wgfq3Q0Правила игры: Участники расставляют двоих своих «солдат» и «капитанов» на исходных пунктах — в «домиках», которые расположены по сторонам игрового поля. Еще один солдат у каждого игрока находится в «городской тюрьме» — на розовом поле в центре. Младший из игроков начинает игру, затем все ходят по очереди по часовой стрелке. Игрок бросает оба кубика и выходит из своего «домика» либо одним, либо несколькими игровыми фигурками («солдатами» или «капитаном»). Но если на кубике при броске выпадает 6 очков, то игрок получает право дополнительного хода и может бросить кубик еще раз. Все игровые фигурки могут двигаться по игровому полю по дорожке, отмеченной белыми кружочками. Передвигаться можно в любом направлении на столько ходов, сколько очков выпало на кубике. Однако у «капитана» есть преимущество ходить по желанию на 1 шаг меньше, чем выпало на кубике. Так, например, если на кубике выпало 5, то «капитан» может пойти на 5 или на 4 шага по своему усмотрению. Первоначальная цель игры — освободить своих «солдат» из общей «городской» тюрьмы. Это можно сделать, если какая-либо фигурка попадет точно на кружочек своего цвета на противоположной стороне поля около «городской» тюрьмы. При этом можно перепрыгивать только через фигурки своего цвета. Через фигурки противника перепрыгивать нельзя. Однако их можно захватить «в плен» и поместить в одну из своих «частных» тюрем, находящихся перед входами в «домики». Но для «пленения» необходимо попасть точно на кружок, где находится фигурка противника. Последующий ход игры обычно заключается в том, что противники пытаются освободить свои фигурки, запертые в «частных» тюрьмах игроков. Для этого надо попасть точно на розовые кружочки напротив «частных» тюрем. Если это удается, то освобожденные фигурки своего цвета расставляются в своем «домике» и продолжают участвовать в дальнейшей борьбе, а фигурки противников, если они также там находятся, переводятся в «городскую» тюрьму. Если фигурка преследуется противником, то в целях защиты она может спрятаться в собственном «домике», если, конечно, выпадает точное количество очков.

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

Обычные семьи — необычные дети

Модификация психологической игры Г.Хорна «Обычные семьи – необычные дети». Авторы- Светлана Сенатская, Элина Федотова.

Светлана СенатскаяДанный вариант игры создан специально для работы психолога с семьями, воспитывающими детей с особенностями развития. Игра помогает родителям и их детям понять и поделиться с другими своими скрытыми переживаниями и непростыми мыслями в безопасной обстановке игры. Это способствует развитию уверенности в себе и собственных силах, адекватному восприятию жизненной ситуации. Открываются новые возможности и ресурсы во взаимодействии с ребенком, близкими, социумом. Терапевтический эффект использования колоды «Обычные семьи — необычные дети» в работе психолога – повышение качества жизни всей семьи: родителей, особых детей и их здоровых братьев и сестер.

Элина ФедотоваПсихологическая игра «Обычные семьи — необычные дети» — рабочий инструмент психолога в консультировании семей, при ведении родительских и сиблинговых групп, индивидуальных диагностических и коррекционных занятиях.

Игра предназначена для взрослых и детей от 5 лет. Ребенку можно помочь читать карточки. Весь комплект состоит из примерно 130 карточек, на которых напечатаны фразы, характеризующие различные аспекты социальной и эмоциональной компетентности. Игру можно дополнить карточками, которые участники игры напишут или напечатают сами на занятиях.

Примеры утверждений, содержащихся на карточках:
— Я не такой, как все;
— Я принимаю то, что люди могут по-разному относиться к особенностям моего ребенка;
— Я опасаюсь всего, что может повредить ребенку;
— Мой ребенок научил меня терпению;
— Жизнь кажется мне несправедливой;
— Я буду заботиться о брате/сестре всю жизнь.

Правила игры
Перемешанные карточки переворачиваются текстом вниз и кладутся на середину стола. Участники игры по очереди берут по одной карте и зачитывают ее вслух. Если участник игры считает, что прочитанное ему подходит, он сохраняет себе эту карту. Если он считает, что содержание карты больше подходит какому-то другому участнику, он передает ему карту и пытается это обосновать. Если этот участник считает, что карта ему не подходит, он передает ее дальше другому участнику или кладет в отдельную стопку — “корзину для мусора”. Когда все карты распределены, участники зачитывают вслух все свои карты.
Ведущий – психолог, не являясь игроком, управляет игровым процессом, контейнируя сильные эмоциональные реакции участников, и создает безопасное игровое пространство. Особенность этой игры заключается в том, что в ней никто отдельно не выигрывает. В выигрыше оказываются все, потому что есть возможность открыто говорить на «запретные» темы.

Для использования социальных игр Гюнтера Хорна в психокоррекционной работе требуется прохождение специального обучения.

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

Коррекция эмоциональных нарушений у детей

(Статья Трофимовой Е.В. «Коррекция эмоциональных нарушений у детей и подростков с помощью игр Г.Хорна» тут приводится в сокращенном виде)

Причиной возникновения эмоциональных нарушений всегда  является внутренний конфликт человека, его несогласие с самим собой, противоречивость его стремлений, желаний, потребностей.

42131У детей особенно ощущается недостаток социальной адаптации. Родители и учителя все чаще жалуются на “плохое поведение” детей, их агрессивность, неуправляемость, расторможенность моторики. Большая часть проблем, с которыми родители обращаются за консультацией к психологу, и явных нарушений, препятствующих нормальному ходу обучения и воспитания, в своей основе связаны с эмоциональной неустойчивостью ребенка, с эмоциональными проблемами развития.

Впрочем, эта ситуация характерна не только для России. На Западе существуют специальные психологические игры, направленные на развитие эмоционально-личностной сферы ребенка.  Некоторые такие игры мы хотим предоставить Вашему вниманию. Они были разработаны детским и подростковым психотерапевтом Гюнтером Хорном (г. Карлсруэ, Германия). С 1996 года эти игры получили широкое распространение в России благодаря Обухову Я.Л. и Трофимовой Е.В., официальным соавторам этих игр на территории РФ. [2;3]

далее…

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

Зачем нужны социальные игры?

мошенничество

Игра Мошенничество

Почему, в самом деле, игры Гюнтера Хорна называются СОЦИАЛЬНЫМИ?
Речь идет о тех играх, в которых присутствуют элементы социального взаимодействия. Игры такого рода развивают коммуникативную компетенцию, то есть умение общаться: договариваться, уступать, извиняться и т.д. Умение это необходимо всем, и взрослым, и детям.
Дети и взрослые делятся во время игры своими чувствами. Они учатся распознавать свои чувства, чувства партнеров по игре и прорабатывать их, не выходя из игрового пространства. Ведь детям так важно научиться соблюдать правила, играть наравне со взрослыми, иногда выигрывая, а иногда проигрывая, иногда радуясь за Другого, а иногда сопереживая ему. Помимо всего вышеперечисленного, взрослым такие игры полезны тем, что они помогают вернуться в детство, провести время с детьми, отдохнуть и отвлечься от «взрослых дел». Живое непосредственное общение с близкими людьми во время игры помогает перекинуть мостик между поколениями.
За рубежом, особенно в Германии, настольные семейные игры очень популярны.

Игра Г.Хорна для всей семьи

Игра Хорна для всей семьи

далее…

Категория: Статьи  Комментарии закрыты

Игра Гюнтера Хорна Хаос

Хаос

Друзья! Посмотрите небольшой видеоролик, снятый во время июньского турне Социальных Игр по Украине. В этом минутном ролике вы увидите смельчаков, согласившихся публично исследовать свои поведенческие стратегии в сложных неопределенных ситуациях.
«Легкий стресс» нам помогла смоделировать игра Гюнтера Хорна «Хаос». Участники «хаотического» взаимодействия смогли ответить на вопросы:
-Какими стратегиями я обычно пользуюсь в ситуации неопределенности и сомнения?
-Как я могу защитить и отстоять свои границы в спорной ситуации?
-Как мои реакции выглядят со стороны?
-Могу ли я вести себя эффективнее во время стресса???

«Хаос» — увлекательная азартная и несложная игра для детей (и взрослых) старше 7 лет. Для победы здесь требуются наблюдательность, быстрота реакции и некоторая доля «коварства». Оптимальное количество участников: трое-четверо. Психолог не входит в состав игроков, но следит за соблюдением очередности ходов и правил в целом.

Игра «Хаос» помогает детям развить такие необходимые социальные навыки как гибкость в общении и наблюдательность. В момент игры возникает много значимых социальных взаимодействий, когда участники отстаивают свою позицию, сомневаются, пытаются схитрить, учитывая реакции других.

«Социальность» игры «Хаос» — в умении предвосхитить намерения других участников и вовремя украсть чужие фишки. Отвлечь внимание соперника, если нужно. А главное — выработать такую стратегию, чтобы и выиграть, и не переживать чрезмерно! Ведь потеря контроля над своими фишками может вызвать целую бурю чувств… А «воровство» чужих фишек в этой игре не только не наказывается, а даже приветствуется ведущим. Это предусматривается правилами.

Игру Хаос можно купить. Оставляйте заказы в комментариях или на почте trof.elizaveta@yandex.ru

Категория: Статьи  Комментарии закрыты