Игры Хорна с детьми с психосоматикой

Трофимова Е.В., Панкова Т.В

ВЛИЯНИЕ ИГРОТЕРАПИИ НА ВЗАИМООТНОШЕНИЯ СО СВЕРСТНИКАМИ У ДЕТЕЙ С БРОНХИАЛЬНОЙ АСТМОЙ

Бронхиальная астма (БА) в настоящее время считается одним из самых распространенных психосоматических заболеваний. Известно, что у детей с БА наблюдаются нарушения поведения, осложнения межличностных контактов, утеря непосредственности в общении со сверстниками и взрослыми. Дети не получают радости от совместных игр, развлечений и любимых занятий. В домашней среде нередко ведут себя агрессивно, в обществе сверстников эти импульсы обычно подавляются. Из-за болезни ребенок с БА часто оказывается в роли «отвергаемого» в группе здоровых детей, что вызывает у него негативное отношение к общению. Это приводит к его уединенности – он начинает избегать общества сверстников, а внутрисемейных контактов оказывается недостаточно для формирования у ребенка коммуникативных навыков, самостоятельности и инициативности в общении. У этих детей наблюдаются черты необычной «взрослости» наряду с эмоциональным инфантилизмом [2]. Меньшая социальная зрелость сочетается с большей требовательностью, агрессивностью по отношению к матери. Эти взаимоотношения очень тесные, симбиотические, но одновременно и амбивалентные. Ребенок в одно и то же время желает быть в неразрывной связи с матерью, и отделиться от нее, обрести самостоятельность. Эти два противоположных желания очень сильны и их фрустрация ведет к накоплению агрессивных эмоций. Периодически ребенок вынужден выплескивать ярость вовне, часто весьма неадекватным образом.

Путем сопоставления результатов тестирования больных и здоровых детей нами была предпринята попытка диагностирования психологических особенностей детей, страдающих БА. Исследование проводилось с помощью следующих  проективных и полупроективных психологических методов тестирования:

1. «Дом-дерево-человек»,

2. «Три дерева» [7],

3. «Несуществующее животное»,

4. «Тест руки» [6],

5. Тест Рене-Жиля.

В исследовании приняли участие 30 детей с БА и 28 здоровых детей в возрасте от семи до двенадцати лет. Родители больных детей ответили на вопросы о протекании заболевания.

У детей с БА нами были выявлены следующие особенности поведения: повышенный уровень агрессивности, сниженная социальная активность и недостаточная социальная адекватность. Дети, страдающие психосоматическими заболеваниями, труднее сходятся с товарищами, не проявляют любознательности, более замкнуты и скрытны, чем их здоровые сверстники.

Выяснилось, что у больных детей показатель агрессивности выше за счет снижения у них коммуникативных навыков, позволяющих выражать нормальную агрессивность социально приемлемыми способами. Анализ рисунков наглядно демонстрирует наличие выявленных отклонений в поведении. Так, «несуществующее животное» Ромы (9лет), вооруженное шипами и клыками, выглядит устрашающе (агрессия). Однако, согласно словесной  характеристике самого  автора, оно является очень маленьким насекомым, живущим, к тому же, очень недолго (уязвимость) и глубоко под землей (отгороженность).

«Три дерева» Феди  (12 лет) изображают семью. Дуб справа – это он вместе с мамой. Налицо максимальная степень симбиоза.

Опыт работы в игротерапевтических группах позволил нам сделать вывод о том, что специализированные совместные игры больных детей в терапевтической группе помогают им выработать навыки общения со сверстниками, осознать себя принимаемыми членами группы и ее активными участниками.

Перемещение внимания и интересов ребенка с семейного окружения на сверстников способствует тому, что отношения с матерью могут стать более свободными и менее симбиотическими.

Очень важную роль в процессе игротерапии играет также принятие  правил и норм, установленных для игры. Это создает границы, осознаваемые ребенком, в пределах которых он может чувствовать себя свободным и защищенным. Установление таких границ происходит в игровой форме, что позволяет избежать излишнего сопротивления и напряжения со стороны ребенка. В процессе игры участнику дается возможность принимать решения  и вести линию игровых взаимоотношений самостоятельно, но в пределах общих правил. Это налагает многостороннюю ответственность – за действия, поведение, взаимоотношения с другими участниками, а также и за собственное физическое состояние. Таким образом, параллельно с тренировкой социальной компетентности происходит и  осознание возможностей сопротивления болезни.

В процессе игротерапевтических занятий дети выплескивают накопившуюся агрессию в социально приемлемой форме – это входит в правила игры и ограничено во времени. Таким образом, внутреннее напряжение, свойственное детям, больным БА, разряжается в процессе игры вместо прежнего отреагирования в форме приступа.

Благодаря свободной, непринужденной атмосфере взаимодействие со сверстниками, возникающее во время игры, не вызывает у ребенка напряжения и тревоги, свойственных ему в обычной жизни.

На соответствующих этапах работы группы применялись следующие игровые методы:

  • Эмпатическое активное слушание; игры направленные на развитие эмпатии, более полное осознание себя.
  • Игры, облегчающие знакомство.
  • Игры, формирующие ощущение принадлежности к группе.
  • Социальные игры, способствующие повышению эмоциональной компетенции, позволяющие лучше осознать себя и понять чувства партнеров по игре.
  • Элементы игровой телесноориентированной терапии.
  • Подвижные шумные игры, направленные на предоставление возможности безопасного выхода напряженности и агрессии, переключение агрессии на психотерапевта.
  • Игровые и неигровые приемы, обеспечивающие выполнение правил и ограничений поведения детей в группе.

Детям, участвующим в занятиях, были предложены игры, разработанные детским и подростковым психотерапевтом из Германии Гюнтером Хорном [4,5,8] (адаптация в России Трофимовой Е.В.). Это так называемые «социальные» игры, направленные на развитие эмоциональной и социальной компетенции участников:

  • «Семейная социальная игра с карточками» (коррекции внутрисемейных отношений и норм поведения),
  • игра «Лепешка» (выражение агрессии социально приемлемым способом),
  • «Анархия» и «Мошенничество» (модификации «Лепешки»),
  • игра «Хаос»,
  • игра «Тюрьма» (коррекция агрессивного поведения в среде сверстников).

Многие из предложенных в нашей работе игр являются полифункциональными, их использование позволяет решать самые разные задачи. Та игра, которая одному ребенку поможет повысить самооценку, другого взбодрит, а третьему послужит уроком коллективных отношений. Кроме того, социальные игры рассчитаны на достаточно широкий возрастной диапазон – от 6-7 до 15-16 лет и преследуют разные цели в разных возрастных группах [1].

Предлагаемые игры имеют некоторые особенности, которые позволяют игротерапевту в завуалированной форме проводить также диагностику актуального состояния ребенка и тех изменений, которые происходят с ним в процессе занятий. Например, в «Лепешке» ребята лепят фишки из пластилина самостоятельно.  Формы и характеры фигурок раскрывают их желания, намерения и даже отношения к партнерам по игре. Например, один из особенно импульсивных участников старается  всегда первым  схватить кусок красного пластилина и увлеченно лепит из него страшного динозавра с зубастой пастью. Намерения этого игрока достаточно выразительны сами по себе.

Динамика изменений фигурки в процессе игры  дает дополнительный материал для диагностики. Девочка (остальные в группе – мальчики) лепит желтого, симпатичного котенка, но после нескольких разрушений в руках у нее уже змейка, а то и вовсе колобок. Последних легче и быстрее восстановить, вид у них явно неагрессивный.

Занятия игротерапией с детьми, больными астмой, продемонстрировали безусловную плодотворность этого метода как части комплексной программы лечения БА. Дети в ходе игротерапевтических занятий выплескивали агрессию в приемлемой форме, таким образом, внутреннее напряжение, свойственное таким детям, разряжалось в безопасном процессе игры, вместо того, чтобы разрядиться в виде приступа.

В группе вырабатывались навыки общения со сверстниками. Во время занятий дети имели возможность понять, что это в их силах — регулировать взаимоотношения с партнерами по игре.

Исследование показало, что в результате проведенной игротерапевтической программы у детей с БА произошли положительные психологические изменения: снизился уровень агрессивности, повысились их коммуникационные способности, то есть дети стали дружнее, общительнее, смелее проявляли любознательность, а также повысилась их социальная адекватность.

В результате освоение новых форм социального взаимодействия в терапевтической ситуации способствовало сокращению дистанции в круге общения. Дистанция в отношениях со сверстниками уменьшилась, что позволило детям адекватно общаться, не испытывая неуверенности, что позволяет ему развиваться в соответствии со своим возрастом.

Формирование социальной и эмоциональной компетенции помогло постепенно отойти от эгоцентрической позиции, характерной для детей с психосоматическими заболеваниями, и научиться рефлексировать свое и чужое поведение, и сравнивать его с общепринятыми нормами.

Полученный в ходе игротерапии позитивный опыт дети переносят и за рамки терапевтического процесса, так как приобретают необходимое для общения качество – умение самостоятельно и активно выстраивать и поддерживать взаимоотношения с другими.

Таким образом, можно рекомендовать включение игротерапии в комплексное лечение бронхиальной астмы, что позволит повысить эффективность оказываемой помощи и будет способствовать всесторонней реабилитации больных детей.

Литература:

  1. Даирова Р.А., Трофимова Е.В., Залесская О.В., Ратникова С.Н. Психологическая коррекция для детей с психосоматическими заболеваниями. Москва, МГПУ, 2003.
  2. Исаев Д.Н. Психологический стресс и психосоматические расстройства в детском возрасте. — СПб, 1994.
  3. ОбуховЯ.Л. Глубинно-психологический подход в психотерапии психосоматических заболеваний, “Школа здоровья”, 1997, № 3, с. 43-61.
  4. Трофимова Е.В. Игра как индикатор психологического здоровья семьи // Школа здоровья. – 1997. №1.
  5. Трофимова Е.В. Психологическая игра для всей семьи // Журнал практического психолога. – 1996. №6.
  6. Фурманов И.А. Детская агрессивность: психодиагностика и коррекция. – М.: Ильин В.П., 1996.
  7. Corboz R.J., Gnos, P.U. Der Dreibaumtest in der Volksschule. Acta paedopsychiat. 46 (1980) 83-92.
  8. Horn G. Das Katathyme Bilderleben im Latenzalter. In: Leuner H., Horn G., Klessmann E. Katathymes Bilderleben mit Kindern und Jugendlichen, 3. Aufl. Reinhardt, München 1990. // Избранные главы, перевод Трофимовой Е.В.

Статья впервые опубликована:

Детство и семья в современном мире. г Владивосток, 2014. Сборник, материалы научно-практических международных конференций.

Аннотация к статье на англ.яз:

Authors of the article — Trofimova Elizaveta and Pankova Tatyana- presenting results of the 3-year psychotherapeutic study of children with psychosomatic disorders such as bronchial asthma and dermatitis.

During the comparative analysis between children with psychosomatic diseases and healthy group authors came to the following conclusions:
High aggressive behavior in children with psychosomatic disorders is highly correlated with their low level of communication abilities and their strong symbiotic relations with parents.

As a result of the play therapy program the frequency of asthma attacks reduced and children with asthma achieved positive psychological changes: decreased level of aggression, improved their communication skills and their social adequacy. Children become friendlier, easy-going, inquisitive about relationships and more empathetic towards each other.

Модификация Лепешки «Сюда Нельзя!»

Хеллингер Елизавета, Шкилева Нина

Применение социально-психологических игр Гюнтера Хорна в рамках психологического консультирования и психотерапии семьи.

«Психотерапия для ребенка – это таблетка, а игра – это хлеб».

Гюнтер Хорн.

Психотерапия и консультирование детей часто предполагает необходимость гармонизации детско-родительских и семейных отношений. На приёме психолога ребёнок обычно появляется с кем-то из родителей (чаще это бывает мама), однако включение в работу второго родителя, братьев, сестёр и других членов семьи может быть полезно и даже необходимо для терапевтического процесса. Диагностика особенностей взаимодействия между членами семьи также является важным этапом работы с ребёнком.

Для здоровых, зрелых семей характерны такие качества, как высокая самооценка, подвижные и гуманные правила, ориентированные на принятие другого человека. Члены таких семей способны к гибкому приспособлению к любым возможным изменениям условий жизни. Отклонение от нормы психологического здоровья в семье характеризуется, как правило, преобладанием удовлетворения каждым членом семьи своих личных потребностей и снижением внимания к потребностям остальных. Но для единства семейных взглядов и ценностей, для принятия норм и правил семьи, чувств и мыслей каждого её члена необходимо, прежде всего, доскональное знание и прочувствование сложившихся норм поведения, то есть развитие социальной и «эмоциональной» компетенции. Особенно важна она для молодых членов семьи. Формирование социальной и «эмоциональной» компетенции помогает детям постепенно отойти от их эгоцентрической позиции и научиться рефлексировать свое поведение, поведение других людей и сравнивать его с нормами поведения.

Одним из эффективных средств диагностической и коррекционной работы с семьёй являются психологические игры. Атмосфера игры для ребёнка привычна и безопасна, игра даёт разрешение на спонтанное проявление чувств, потребностей и паттернов взаимодействия. Для взрослых членов семьи игровое пространство также является безопасным, позволяет ослабить защиты и проявить себя.

В контексте психоанализа существенным оказывается то, что игра способствует развитию «Сверх-Я» ребенка. Причем в игре акцент направлен не на эгоцентрическую позицию, а на учет позиций и мнений других людей. Играя вместе с родителями и психологом, ребенок, с одной стороны, усваивает родительские нормы, а с другой стороны, в случае отказа взрослыми от общепринятых норм, ребенок видит относительность этих норм, что важно для разрушения идеализации чрезмерно сильного родительского авторитета и явно завышенных норм. В результате устанавливается «золотая середина» – какие-то нормы ребенок принимает, а от каких-то отказывается.

Для работы с семьёй мы применяем психологические игры, созданные немецким детским психоаналитиком Гюнтером Хорном. Это психологическая игра для всей семьи, а также авторская модификация игры «Лепешка»[i].

На первичных консультациях при знакомстве с семьей мы предлагаем родителям и ребенку поиграть в игру, которая «поможет нам немного получше узнать друг друга». Это «психологическая игра Гюнтера Хорна для всей семьи». Мы вместе с семьей по очереди читаем написанное на карточках и пытаемся понять, подходит ли написанное себе самому или кому-то еще из присутствующих. Правила этой игры очень простые: мы подбираем себе походящий «психологический портрет» из предложенных в игре формулировок или придумываем другие, более подходящие. Огромную роль при игровой деятельности родителя и ребенка имеют разговоры, которые актуализируются игрой. Дети, несмотря на небольшой возраст, приводят весомые аргументы, защищая свою позицию. Для ребенка очень важной является свободная игровая атмосфера, возникающая во время игры – с юмором, без авторитарного давления, без боязни наказания. Обстановка, в которой ребенок не боится рассказать близким свои маленькие секреты, когда он чувствует их заинтересованность и поддержку, сама является благотворным фактором.

Приведем пример. На консультацию пришли мама с сыном. Мама, воспитывающая его одна, обратилась по поводу нервного тика сына, ученика 6 класса престижной московской гимназии. Сразу бросилось в глаза насколько тактично и уважительно по отношению друг к другу вела себя семья на консультации, особенно сын боялся ранить или задеть мать: «Моя обязанность хорошо учиться, маме нелегко достаются деньги на оплату моей школы». Во время игры маме «пришлось» открыть сыну некоторые секреты, например, что ей в детстве несколько раз довелось прогулять школу, что не все предметы в школе ей одинаково нравились. Под влиянием атмосферы доверия и принятия сын также дописал на пустых карточках, оставленных в комплекте «игры для всей семьи Гюнтера Хорна» несколько фраз, которые, по его словам, не сказал бы раньше ни за что. Вот они: «Я ненавижу, когда после прихода из школы домой на меня бросаются с расспросами» и «Иногда мне нравится побыть одному и совсем ничего не делать». На следующую консультацию я пригласила маму одну, чтобы поговорить о личном пространстве ее сына и о необходимости коррекции слишком завышенных притязаний в семье. Уже через несколько недель спустя мальчик написал мне электронное письмо, что нервный тик у него почти прекратился, а «психологическая игра для всей семьи» помогает ему общаться с мамой – то, что ему сложно сказать ей напрямую, мальчик пишет на карточках и оставляет «на потом», чтобы вечером в эти карточки поиграть.

Другой пример про важность взгляда на себя «со стороны» мы увидели на приеме, на который папа привел двоих сыновей-близнецов. Мальчики пошли в первый класс школы и отчаянно дрались между собой, доказывая право на автономию. Их заданием было выбрать из стопки карточек, которые они читали по очереди вслух, только те, которые отличают братьев друг от друга. Они так увлеклись, что собрали портреты не только для себя, но и для всех своих родственников и самых близких друзей. Поиск различий, а не сходств помог детям опираться на свои сильные стороны и способствовал их сепарации в условиях дома и школы.

На последующих консультациях родителей и ребенка нами предлагается авторская модификация игры Гюнтера Хорна «Лепешка» для работы с границами (мы назвали игру «Сюда нельзя»), как одна из форм совместной деятельности родителя и ребенка. Здесь мы приведём правила и особенности этой игры подробнее.

Игроки сами лепят из пластилина свои фишки. В данном варианте не важно, будет это животное, человек, предмет или вообще что угодно, потому что никакого «перерождения» в отличие от классических правил «Лёпёшки» не предполагается. Сам этап создания фигурки имеет большой диагностический смысл.

Каждый игрок является одновременно владельцем всех полей того же цвета, что и его фигурка, это его дома. Игроки по очереди кидают кубик и переставляют свою фигурку-фишку через соответствующее количество полей – домиков. Начинает игру самый младший из игроков. Он кидает кубик, делает ход и попадает, как правило, на поле-домик другого цвета. Хозяин рассказывает гостю правила поведения в своём «домике», ставит некоторые условия, например не мусорить, не прыгать на кровати, не кричать и т.д. Чтобы зайти в домик, гость должен согласиться принять названные правила поведения. Он может также задать вопросы или попробовать договориться с хозяином. Если гость не согласен с правилами и договориться никак невозможно – он остаётся на предыдущей клетке и ждёт нового хода.

На этом взаимодействие участников этой вариации игры прекращается. В описываемом варианте игры участники не прикасаются к фигуркам друг друга, никакая порча и деформация не предусмотрена. Переделывать, дополнять фигурку можно при попадании в свой «домик».

Участникам становится очевидно почти сразу, что в ходе игры им придется устанавливать различные отношения: отрабатывать опыт взаимных обвинений, вежливых извинений, высказываний благодарности и просьбы о помощи. Также участники в игре вынуждены осознавать свои границы и придумывать правила поведения в своих домах и озвучивать эти правила других игрокам.

Наш опыт применения игры показывает, что на первых этапах дети называют в качестве «правил» те, которые приняты у них дома для них – например «нельзя шуметь, когда папа спит», «нельзя сидеть на столе», «нельзя разбрасывать игрушки». Иногда дети повторяют правила за родителями. Задача ведущего – помочь детям перейти от перечисления формальных «нельзя» к тому, чего они действительно хотят или не хотят. По нашему опыту, постановка вопроса «какие у тебя в домике правила», «что у тебя делать нельзя» ведёт к перечислению домашних запретов, а подходящим и побуждающим к размышлению становиться вопрос «а что у тебя в домике можно делать?». Вопрос, фиксирующий на ограничениях, звучит, например, как «Что тебе может не понравиться, если я буду делать это у тебя дома/с тобой/с твоими игрушками?»

На первом этапе безопаснее, если количество участников равно (или меньше) количеству цветов в игровом поле. В случае если участников меньше, чем цветов, можно придумать общие правила для фигурок, попадающих в «свободный домик», а можно оставить его «домиком без правил», тогда, попадая в него, игрок рассказывает, что именно он будет там делать (а можно делать всё что угодно). Если участников больше, чем цветов, то пары или даже тройки участников могут играть вместе, как команда. Они делают один общий ход, придумывают правила для домика своего цвета вместе и договариваются с хозяевами других домов, куда попадают тоже вместе.

Цель игры – первым придти к конечному пункту – «Финишу». Попасть туда можно только пройдя все клеточки-дома на игровом поле. Сам же процесс игры часто затягивает настолько, что забывается формальная цель, а подлинной целью игры становятся живые отношения участников друг с другом, появляется понятие границ и ценности своего дома. Проявляются паттерны семейного взаимодействия. Игровая ситуация обеспечивает возможность выразить и осознать чувства, опробовать различные варианты поведения.

В дальнейшем, в зависимости от терапевтических задач работы с конкретной семьёй, возможно применение классического варианта «Лепёшки». Также возможно использование семьёй игры «Сюда нельзя» самостоятельно, без психолога-ведущего.

Использование игр Гюнтера Хорна в психотерапевтической и консультативной работе с семьёй  не только позволяет диагностировать семейные и детско-родительские отношения, но и имеет выраженный психотерапевтический эффект[ii]. Игры способствуют выработке коммуникативных навыков, осознанию собственных границ и границ другого, выработке навыка выражения своих чувств и потребностей вербально.

 

 

Аннотация и ключевые слова (рус и англ):

Применение социально-психологических игр Гюнтера Хорна в рамках психологического консультирования и психотерапии семьи.
Авторы:
Хеллингер Елизавета, аналитический психолог, детский психотерапевт, обучающий психотерапевт МОКПО, (Германия, Россия)
и  Шкилева Нина, детский психолог, педагог раннего развития (Россия)
Ключевые слова: социальные игры Гюнтера Хорна, игра Гюнтера Хорна «Лепешка», модификация «Лепешки» «Сюда нельзя!», психологическая игра Гюнтера Хорна для всей семьи, «семейные псикреты», развитие эмоциональной и социальной компетенции в семье.
Аннотация: Одним из эффективных средств диагностической и коррекционной работы с семьёй являются психологические игры. Мы предлагаем семье уникальные настольные игры, разработанные детским психотерапевтом из Германии Гюнтером Хорном: «Лепешку» и ее модификацию «Сюда нельзя!», а также психологическую игру Гюнтера Хорна для всей семьи. Эти игры развивают эмоциональную и социальную компетенцию детей и их родителей.

То же самое по-английски:

Application of socio-psychological games of Guenter Horn in psychological consultation and psychotherapy of the family.

Authors: Hellinger Elizaveta, child psychologist, analytical psychotherapist,

Shkileva Nina, child psychologist, teacher of early learning.

Tags: social games of Guenter Horn, game «Lepeshka», modification of «Lepeshka» «No entrance!», psychological game of Guenter Hoern for the whole family («Family Psycrets»), developing of social and emotional competence of the family members.

Abstract: Psychological games are one of the effective diagnostical and  therapeutical method in family therapy. We offer to family special table games, developed by german child psychotherapist Guenter Horn. In this article we are telling about several of such games: “the Lepeshka” (“Planaba” in german version) and its modification “No entrance” and the psychological game with cards “for the whole family”. Both of those games develop social and emotional competence in the family.

 

 

[1] Правила модификации «Лепешки» были впервые описаны Емельяновой Ниной при работе с границами у дошкольников, адаптирующихся к детскому саду (5-6 лет). Эта модификация получила название «Сюда нельзя!»

[1] Для использования Социальных игр Гюнтера Хорна в психотерапевтической практике рекомендуется прохождение обучающего семинара.

 

Другие публикации по социально-психологическим играм Гюнтера Хорна:

  1. Трофимова Е.В.  Игра как индикатор психологического здоровья семьи // Школа здоровья. – 1997. №1.
  2. Трофимова Е.В.  Психологическая игра для всей семьи // Журнал практического психолога. – 1996. №6.
  1. Даирова Р.А., Трофимова Е.В., Залесская О.В., Ратникова С.Н. Психологическая коррекция для детей с психосоматическими заболеваниями. М., МГПУ, 2003
  1. Horn G. Das Katathyme Bilderleben im Latenzalter. In: Leuner H., Horn G., Klessmann E. Katathymes Bilderleben mit Kindern und Jugendlichen, 3. Aufl. Reinhardt, München 1990. // Избранные главы, перевод Трофимовой Е.В.

 

Статья Применение социально-психологических игр Гюнтера Хорна в рамках психологического консультирования и психотерапии семьи впервые опубликована:

1.Детство и семья в современном мире. г Владивосток, 2014. Сборник, материалы научно-практических международных конференций.

а также:

2.Семейная психология и семейная терапия #1, 2015 год

Авторы: Хеллингер Елизавета, аналитический психолог, детский психотерапевт, обучающий психотерапевт МОКПО, (Германия, Россия)
и  Емельянова Нина, детский психолог, педагог раннего развития (Россия)